Храмовая страница

Группа Вконтакте

 

Группа в Фейсбук

Поиск по сайту

Православный календарь



Ссылки

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Статьи

Легенда о курской старице Мисаиле (еженедельник Друг для Друга")


Наша газета уже писала о знаменитой курской монахине Мисаиле. Многие испытали силу ее молитв. И даже уйдя в мир иной, старица помогает тем, кто с верой просит ее об этом. Наверное, поэтому к могиле защитницы всех страждущих и болящих не зарастает дорожка.

Знаменитая курская монахиня Мисаила

Пешком в Иерусалим

Пережив страдания сиротства с 6-летнего возраста, унижение и оскорбления, непосильную тяжесть труда с 17 лет, после навязанного замужества она чутко воспринимала людское горе, стремясь одарить людей добром и любовью, поддержать в трудную минуту. Живя в убогой кухоньке с двумя скамейками и одной табуреткой, она не переставала благодарить Бога и испытывать какую-то необыкновенную радость. «Радость, радость-то какая!» – восклицала она.

Родилась будущая монахиня, в миру – Матрена Гавриловна Зорина (Гранкина), в 1854 году в селе Муравлево (Зорино) Курской губернии. О родителях сведений не осталось, они с сестрой осиротели рано. По решению местных властей малюток каждый двор брал на сутки. Трудно представить их участь. Младшая скоро умерла, а Матрена скиталась по чужим углам до 17 лет. По решению той же власти (как бы в рамках опекунства) ее выдали замуж за молодого инвалида, отвергнутого любимой накануне свадьбы из-за травмы позвоночника.

Всю свою обиду он выместил на беззащитной сиротке. Страдания ее усилились, жизнь стала настоящей каторгой. Весь труд по хозяйству лег на ее плечи, даже помолиться было негде – клала поклоны, спускаясь в погреб. Не имела права зайти в дом, если не позовут, летом спала в сенях или в сарае, зимой на кухне. В 23 года родила девочку, которая вскоре умерла. Спустя 6 лет родился сын, которого назвали Матвеем. После дневных работ она должна была всю ночь перевозить людей на пароме. Было холодно и страшно... Только горячая молитва помогала переносить это. В 32 года Матрена, оставшись вдовой, с 3-летним сыном на руках, решает уйти в монастырь. Сына поручила свекрови. Вместе со знакомой, попросив благословения у архиерея Курского и Белгородского Ефрема, пошли пешком в Иерусалим. Говорят, курский губернатор дал им на дорогу 50 золотых.

В Киеве поклонились святым местам, затем – в Одессу. На пароходе переправились в Турцию и оттуда – в Иерусалим, где обе готовились к монашескому постригу. Но вышло иначе: на Крещение Господне, во время освящения воды в Иордане, к Матрене, стоявшей позади молящихся, подошел незнакомый монах. Он подал ей камушек с того места, где, по преданию, стоял сам Иисус Христос, принимая крещение от Иоанна Предтечи, и шапочку какого-то святого, сказав при этом: «Возьми, тебе пригодится».

Позже Матрена видела во сне, как ее заливает водой, и какой-то голос говорит: «Вернись на родину, ты там нужна». Трижды повторился сон: в первый раз вода заливала ноги, во второй раз – по пояс, в третий закрывала уже и шею. Она рассказала об этом священнику, они долго молились о вразумлении, ведь сны бывают и от лукавого. Затем священник благословил ее вернуться в Муравлево.

Свекровь подарила Матрене дом, а в 36 лет женщина заболела. Болезнь была тяжелая и скоротечная. Очнулась Матрена уже в гробу, будто от какой-то яркой вспышки. Псаломщик, читавший псалтырь, в ужасе бежал. Опуская ноги из гроба, курянка увидела в святом углу, словно в облаке, Божию Матерь «Троеручницу». Пресвятая Богородица обратилась к Матрене: «Милая моя, много ты пострадала, много претерпела, но теперь, где ты будешь, там и я буду, где твоя нога ступит, там и моя». Что еще было сказано, Матрена Гавриловна никогда никому не рассказала. Но с того времени она получила дар прозорливости, исцеления больных молитвами и дар совета, столь необходимого человеку в трудную минуту жизни, и приняла монашеский постриг с именем Мисаилы.

Дар предвидения

Божий дар проявился сразу. Первый раз она указала соседу точное место, где найти украденную лошадь. Постепенно ее известность росла. Стали приходить не только соседи, ехали люди из других сел. Затем потянулся народ из Курска, Москвы, Евпатории, Одессы, Риги. После революции, в лютые года богоборчества, когда закрывались монастыри и храмы, а священников уничтожали в застенках, монахиня Мисаила оставалась этаким «светильником», несущим в себе благодать для спасения людей. К матушке приходили люди разных убеждений и взглядов, просили совета в сложных жизненных ситуациях. И никто не уходил без утешения и надежды. Она говорила, что даже после смерти всегда успокоит того, кто придет на ее могилку со своей бедой.

В годы коллективизации старица была вынуждена вновь скитаться 8 лет. Ее сына арестовали, домик продали. Лишь в 1937 году ей разрешили построить маленький сруб, в котором была одна кухня: стол, 2 скамейки, табуретка, иконы и лампады. Вставала рано, чтобы успеть помолиться до прихода людей, длинной цепью выстраивавшихся во дворе. У каждого бабушка спрашивала имя, кратко, точно, спокойно отвечала на все вопросы, никогда не повторяясь. Прежде чем ответить, смотрела на иконы. Всех принимала радушно. Сколько побывало в ее кухоньке, сколько пролито было слез, сколько утешено сердец и подано надежд! Если она считала какое-то дело полезным, благословляла, думая, что делать чего-то не надо, говорила: «Совет не даю, воли не отнимаю».

Районный прокурор и местная власть пытались разогнать людей, запугать их и старицу, та отвечала: «Я никого не зову, их зовет горе, а я не могу не принять их». Она никогда ничего не просила, а если что-то получала, то сразу помогала другим. Ежедневно приходило много писем, на них Мисаила отвечала вечером. До войны приезжал к матушке секретарь курского обкома КПСС, обычно ночью, и его жена. Когда немцы подходили к Сталинграду, секретарь райкома партии, руководивший партизанским движением, пришел к старице с вопросом: «Что делать, немец уже у Сталинграда?» Она успокоила его: «Немец от Сталинграда будет бежать», благословила не распускать партизан, продолжать войну. Немецкий комендант станции Полевой решил узнать о своей семье в Берлине. «Семья твоя жива, никто не погибнет, а вот дом ты строишь в Полевой напрасно, скоро будете бежать отсюда. А пока ты будешь вещи вывозить, твой дом растащат по бревнышку». Офицер не поверил, а так и было: он вместе с солдатами выносил вещи, а местные уже растаскивали стены. Комендант возмутился: «Ведь это мог быть вокзал, клуб». Но, увы! Растащили.

Молодая односельчанка Евфрасинья волновалась о муже: «Бабушка, от Петрака нет писем, погиб, наверное?» Бабушка молится, перебирает четки и уверенно говорит: «Жив твой Петрак – ранен в ногу, скоро получишь известие». И, действительно, приходит письмо – муж ранен в ногу, лежит в госпитале в Алма-Ате. Мисаила никому не говорила: «Твой сын или муж погиб». Но порой отвечала коротко, будто ей тяжело: «Бог даст, будет жить, помолись». Если описывала подробности или говорила уверенно, значит – жив.

На могиле Мисаилы до сих пор исцеляются люди

Монахиня никогда не ошибалась

Часто приходила соседка Николаевна, ее муж был на фронте. На вопрос Николаевны старица долго не отвечала, все молилась, перебирая четки: «Жив твой Клим, только в очень темном и тесном месте, но ничего, придет домой и даже подарок принесет». Шла женщина домой и думала: «В темном и тесном месте, наверное, в гробу? Не захотела матушка меня расстраивать». Когда Клим вернулся домой, оказалось, он попал в плен, немцы загнали его в подвал дома, такой маленький, что нельзя было даже присесть. Ночью началась бомбежка, угол дома разрушила бомба, и пленные бросились врассыпную. Прошли ночью линию фронта, по дороге попался магазин, который разбирали люди, ему достался рулон ситца. Его Клим и принес в подарок жене.

Кто только не приходил к Мисаиле – сколько душевно надломленных войной людей! Девушка, вернувшаяся из Германии: отец ударил ее прикладом по руке, чтобы отнять чемодан, не ведая, что это его дочь, а ей ампутировали руку. Офицер, который в Дрездене на трамвайной остановке снял с немки котиковую шубу, и ее молчаливый укор преследовал его везде. Другой офицер – его после боя спас немец, перевязав раны и дав выпить из своей фляжки коньяк, а он застрелил фрица из-за золотых часов. И только сам поднялся, как шальной снаряд оторвал ему руку с часами.

А с какими только недугами не приходили! Мисаила молилась, давала святую воду, использовала травы. Больным и бесноватым клала на голову шапочку и камушек из Иерусалима), на камушек – руку и читала молитвы. Архитектор из Тулы был очень красив, и, видимо, какая-то злопамятная женщина решила отомстить ему за неразделенное чувство. Где он только не лечился, пока не узнал о монахине Мисаиле. Свою благодарность мужчина выразил на полотне, изобразив целительницу сидящей с четками. Не успела она приехать к сыну в Харьков, как полковник милиции пригласил ее к 6-летнему сыну, не ходившему с детства. Бабушка вернула ребенку здоровье. Каждый год эта семья приезжала в Муравлево, мальчик садился на скамеечку у ног старицы, обнимал их и повторял: «Моя бабушка, моя дорогая бабушка!»

Лидия Касьмина, проживающая в Курске на улице Союзной, вспоминает: «Первый раз я попала к матушке лет в шесть. Была очень испугана. Она посадила меня, на голову положила шапочку и камушек, читала молитвы, а когда уходили, дала мне гостинцы и сказала: «Деточка, приходи в гости». Испуг вылечился с первого раза, я стала спокойно спать, ничего не бояться. После этого стала звать маму: «Пойдем к бабушке». Мы спросили матушку за папу – он болел астмой. Она все рассказала, что надо купить, какие лекарства, травы. А когда мама спросила за мужа сестры, Мисаила ответила: «За этого безбожника говорить не хочу. Он в святом углу табак сушит». А тот, действительно, выращивал табак и сушил в углу. Как могла узнать об этом матушка?»

Рассказывает курянка Анна Мелихова: «Сын в 5 лет заболел дифтерией и оглох. В Курске не было школы для глухонемых, я пошла к матушке за советом. Она сказала: «Не волнуйся, отвези сына в Обоянь учиться, он получит образование. Вначале будет работать в Курске. Будет грамотным, ходить при часах, потом женится, переедет в большой город. У него будут дети: девочка и мальчик. Купит домик, но долго в нем жить не будет, сыну дадут казенную квартиру, будут к нему все ездить в гости». Это было сказано в 1931–1932 годах. И все матушкины слова сбылись.

Нина Кирсанова из села Беседино вспоминает о певчей Пелагее, которая дружила с матушкой. Мисаила говорила: «Как умру, приходите на могилу». Однажды на могиле матушки Пелагея сорвала цветы, принесла домой, приколола под потолок. Когда заболели зубы, оторвала лепесток, приложила к щеке – и все прошло.

Часто матушка посылала людей в Коренную пустынь, даже когда туда не пускали. Тесную связь монахиня Мисаила поддерживала с женским монастырем Курска, но особенно любили и ценили ее в Глинской пустыни. Из жизни она ушла тихо и спокойно, никому не причиняя хлопот. Случилось это 16 декабря 1953 года. Весть о ее кончине разнеслась быстро. Столько людей пришли попрощаться: из соседних сел, из Курска, из Солнцево, Обояни – отовсюду. Гроб до церкви несли на руках, каждый старался его коснуться.

Сейчас дорого каждое свидетельство очевидца о житии старицы. Материала собрано много, но хватит ли его для канонизации Мисаилы? Все, кто может внести свою лепту в это святое дело, у кого сохранились воспоминания о случаях помощи монахини людям при жизни и после смерти, могут передать их в письменном виде в храм преподобного Серафима Саровского на улице Союзной.

Многие едут к домику, где жила Мисаила, и видят, в каком он плачевном состоянии. А ведь это – памятник человеческому горю и святой любви, памятник помощнице страдающим, сокровище для всех православных. Если вы можете оказать посильную помощь для реставрации дома старицы Мисаилы, обратитесь к настоятельнице женского монастыря на улице Максима Горького.

Людмила СОКОЛОВА

Данная статья опубликована в номере № 33 (619) еженедельника "Друг для Друга"

от 15 августа 2006 года и размещена на официальном сайте www.dddkursk.ru

Матушка Мисаила (православная народная газета "Русь Державная")

    Родина величайших святых не оказалась бесплодной. Курская старица Мисаила была тем человеком, которого Господь нашел на этой земле, давшей миру препод. Феодосия Киево-Печерского, святителя Иоасафа Белгородского, преп.Серафима Саровского – всея России чудотворца и молитвенника за весь мир.

     Кто из православных не знает ныне о блаженной матушке Матроне Московской. Но мало кто знает пока о другой матушке Матроне – в миру Матроне Гавриловне Зориной, в монашеском постриге – Мисаиле, прожившей на нашей Курской земле 103 года. А ведь она тоже была помощницей и утешительницей всем к ней приходящим.

     Будущая монахиня Мисаила родилась 6/19 ноября 1850 года в селе Муравлёво (Зорино) Бесединского уезда Курской губернии. Фамилия ее родителей была Гранкины; сведений о них не сохранилось, но, по воспоминаниям близких, происходили они из старого обедневшего дворянского рода и оставили детям в наследство две десятины земли. Когда маленькой Матроне было три года, а ее старшей сестре – шесть лет, родители умерли, оставив девочек сиротками. По решению местной власти (скорее всего – крестьянского схода) двух сироток каждый двор села Муравлёво должен был брать к себе на содержание на одни сутки. Можно понять, какое это было страшное детство. Сестра Матроны вскоре умерла, а она так и скиталась по чужим дворам до семнадцати лет.

     А в семнадцать лет, по решению все тех же местных властей, Матрону выдали замуж за Василия Зорина. Он был молод, красив и богат, но, к несчастью, совсем недавно стал инвалидом.

     Невеста отказала ему, свадьба не состоялась, и тогда его женили на Матроне Гранкиной. Всю свою обиду и душевную боль он стал вымещать на беззащитной сироте.

     Она не имела права зайти в дом, если ее не позовут, летом спала в сенях или в сарае, зимой – на кухне. Матрона не могла даже помолиться в доме, она молилась и клала поклоны, когда спускалась в погреб. Вся тяжелая работа в хозяйстве лежала на ее плечах.

    После смерти мужа, в тридцать два года, имея трехлетнего сына, Матрона Гавриловна решила уйти в монастырь. Вместе со знакомой девушкой они отправились пешком на поклонение святым местам в Киев, а из Киева в Одессу. Добравшись до Иерусалима, девушка, бывшая с Матроной, осталась в монастыре. А к матушке во время освящения воды на реке Иордане, стоящей позади всех молящихся, подошел монах и подал камешек с того места, где во время Крещения стоял Сам Спаситель, и шапочку какого-то святого и сказал ей: «Возьми, тебе это пригодится». А потом во сне она видела, как ее заливает водой и голос говорит: «Вернись на родину, ты там нужна». Вдвоем со священником они дома молились о вразумлении, но сон повторялся трижды, причем в первый раз вода заливала ноги, в следующий раз была по пояс, в третий – закрывала и шею. Она вернулась. В тридцать пять лет Матрона Гавриловна заболела, чем и как долго, она не помнила, но только пришла в сознание уже в гробу, как будто от взрыва. Псаломщик, читавший псалтырь, сбежал, а она увидела в святом углу, как бы в облаке, Божию Матерь «Троеручницу». Пресвятая Богородица обратилась к матушке: «Милая моя, много ты перестрадала, много ты претерпела, а теперь, где ты будешь, там и Я буду, где твоя нога ступит, там и Моя будет». Она получила от Божией Матери дар прозорливости, дар исцеления больных молитвами и особенный дар – давать исчерпывающий совет в трудные для человека минуты. Матушка продолжала поддерживать связь с Иерусалимом, после ее «пробуждения от смерти» неоднократно приезжали из Святой земли. Иерусалимский монах вскоре привез икону Божией Матери «Троеручницу», которая явилась ей после пробуждения. И тогда Матрона Гавриловна приняла монашество. Сейчас эта икона находится в церкви села Колодного (Колодное). Связь со старцами Глинской пустыни была постоянной. В 1929 году арестовали сына и начались новые скитания. В одном доме она ночевала, в другом – днем отдыхала, утром и вечером молилась в церкви. И только в 1937 году ей разрешили построить домик, в котором и принимала людей, приходивших и приезжавших отовсюду. Сколько было у матушки народа, и у каждого свое горе…

     Да, на Руси веками мерилом всей жизни, её идеалом считалась жизнь высокодуховная – монашеская. Старцы были советниками по основным жизненным вопросам, а не знахари, экстрасенсы и гадалки. Жития Святых были настольным чтением русских людей, и на их святых примерах утверждалась вера православная.

     Матушка Мисаила отошла ко Господу 3/16 декабря 1953 года, в возрасте 103 лет. Она умерла, как и жила: тихо, спокойно, никому не причиняя хлопот.

     Ее могила – близ алтаря разрушенного храма в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» в селе Муравлёво (Зорино).

     Как и при жизни, люди идут за помощью и поддержкой к месту ее упокоения, и она помогает до сих пор.

    В 2002 году вышла небольшая книга о матушке "Жизнеописание старицы Мисаилы", которая, верим, послужит началу прославления угодницы Божией, прожившей 103 года на Курской земле (выпущенной издательством «Отчий дом»), а ныне живущим послужит пособием для покаяния.

   Сама Царица Небесная призрела эту жизнь и прославила женщину, ставшую спасением для многих душ человеческих в тяжкие годины земли нашей. С ранних лет готовился этот сосуд Благодати Божией для служения людям, с шести лет началось введение девочки Матроны в самую глубину народной жизни. Будущий светильник должен был знать досконально душу народную и претерпеть уничижения, кои и выдержать-то может разве лишь русская душа. Эта жизнь – тайна, сокрытая от нас. В тридцать два года чаша страданий испита до дна, больше нельзя, была смерть, и было «Воскресение» для вечной любви еще здесь, на земле. Счастлив был тот, кто при жизни знал о ней и среди страшных потрясений ХХ века смог осознать через неё волю Божию. Людей, оторванных от веры отцов, ждал совет старицы, вразумляющий сразу или потом. И сколько людей сохранили себя, послушав человека Божьего. Среди людских страданий был поставлен светильник, дабы уцелели овечки Христовы, не заблудились бы во мраке тех лет, когда храмов и монастырей не было. А как трудно было и есть вразумить заблудившегося человека, попробуй коснуться его сердца, и сможешь ли ты это сделать! Как будто сама Матерь Божия давала уроки жизни обманутым своим детям через рабу Божию монахиню Мисаилу, в миру Матрону Гавриловну, и они учились самой трудной науке – спасению бессмертной души своей по Небесной педагогике.

   Даже сейчас люди не понимают, кем была матушка, как она могла жить в то время (когда забирали за газету, свернутую по портрету вождей, когда люди боялись носить крестик), среди народа, высоко держа знамя православной веры, имея дух Иерусалимской земли, имея дух Святых Глинской пустыни, этой выдающейся в мире цитадели монашеского духа, давшего миру великих старцев. Серафим Амелин – ныне прославленный Святой – тесно был связан с матушкой. Великие столпы православия – глинские старцы – уходя в рассеяние, уходя на Голгофу – передали эстафету матушке Мисаиле. Духовная преемственность была передана живому храму Божьему, разрушенное и поруганное там перешло к ней. Духом она была из тех, на ком держалась Россия.

   Долетели до нас на 9-й день преставления старца Ипполита (г. Рыльск), ушедшего от нас в один день, почитай, с матушкой, на великомученицу Варвару, слова ее, сказанные более полувека назад: «К кому же нам обращаться после Вас?» – спросили старицу. «Подождите, – говорит. – Сережка-гармонист с армии придет, всю Курскую область на себе держать будет». Сергеем звали будущего афонского старца Ипполита, присланного из самого удела Божией Матери к погибающим овцам родины своей. Послан был реставрировать разрушенные атеизмом души наши, дабы смогли отличить люди и в наше лукавое время пшеницу от плевел и понять то главное, к чему мы должны устремлять оставшиеся жизненные силы. Правда-то она дороже всего, её-то носил в себе старец, простотой несказанной прикрывающий святость и величие души.

Данная статья опубликована №04(106) православной народной газеты "Русь Державная" (2003 год) и размещена на сайте www.rusderjavnaya.info

На радость всем скорбящим (газета "Аргументы и Факты-Курск")

    6 ноября православные христиане отмечали день иконы Божьей Матери «Всех скорбящих радость». Известная курская старица Мисаила особо почитала эту икону, в честь которой был освящен храм в ее родном селе Муравлево (Зорино). Именно перед этим образом можно было увидеть матушку Мисаилу во время церковной службы. Но в 30-е годы храм, как и тысячи других, был разрушен. Лишь этим летом, спустя почти 80 лет, в селе Муравлево началось его возрождение.

Чудеса при строительстве

    Матушка Мисаила предсказывала, что храм будет возрожден, и в этом году как раз наступил тот момент. Сегодня уже воздвигнуты стены небольшого деревянного храма, похожего на терем. Бревна для его строительства привезены из Республики Коми. Замечено много необычных явлений, происходящих при строительстве, как будто сама старица руководит процессом и помогает. Людям, которые выполняют свою работу недобросовестно, приходится покидать это место или искупать вину.

    Например, в начале строительства было украдено несколько мешков цемента. Укравший его человек не заметил, что цемент просыпался по всей дороге до места, где он его оставил. Как будто матушка Мисаила сама привела сюда милицию. Цемент был возвращен на место, а самому вору, чтобы искупить свой грех, пришлось сторожить его вплоть до укладки фундамента. Подобный случай произошел с нерадивыми строителями, которые не соблюдали технологию укладки бревен. Внезапно подул сильный ветер, и бревна рассыпались.

    На место этой бригады строителей пришла новая, которая качественно выполнила работы. Затем ситуация повторилась с крышей: рабочие нарушили технологию укладки черепицы. Прихожане и настоятель возрождающегося храма священник Сергей (Конарев) были очень расстроены, поскольку надеялись, что все работы будут окончены до дождей и снега.

    Одна из прихожанок, певчая в храме, собирала терн недалеко от кладбища. В этот день должны были состояться похороны, она участвовала в отпевании. Внезапно с кладбища донесся запах ладана. Женщина подумала, что отпевание уже началось и она опоздала. Но на кладбище она так никого и не увидела, а поняла, что запах ладана доносился от могилки матушки Мисаилы. Его почувствовала и другая женщина, приехавшая к батюшке и ожидавшая его недалеко от кладбища. Таким образом матушка Мисаила подала знак утешения, как бы говоря тем самым, что все будет хорошо.

Две иконы для храма

    У строящегося храма уже есть две чудом приобретенные храмовые иконы Божьей Матери «Всех скорбящих радость». Они находятся в молитвенном доме, который появился на территории Муравлевского сельсовета в апреле 2008 года в здании бывшей столовой села Барышниково. Первую из икон принесли в храм прихожане накануне Пасхи, в Великую Субботу. Образ Богородицы необычный: Божья Матерь изображена на самом высоком месте, где обычно пишут Святую Троицу. Возможно, когда-то именно этот образ украшал муравлевский храм. Другой образ Божьей Матери «Всех скорбящих радость» традиционный. 16 декабря, в день кончины матушки Мисаилы, на ее могиле обычно собираются паломники и многие священники. В прошлом году в этот день сюда приехали паломники из Москвы. Одна из женщин, по профессии иконописец, везла с собой, чтобы пожертвовать на какой-либо храм, икону. Узнав, что в селе Муравлево был храм в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость», в котором молилась матушка Мисаила, она поняла, что привезенный ею образ должен быть именно здесь.

   Сегодня в Муравлево стекается все больше людей. «Приходите ко мне на могилку — я вам буду помогать», — говорила матушка людям при жизни. И верующие едут. И получают помощь и исцеление. А вскоре они смогут молиться в новом храме. Сбывается еще одно предсказание матушки Мисаилы.

Данная статья опубликована в №47(701) от  19.11.2008 года газеты "Аргументы и Факты-Курск" и размещена на сайте www.kursk.aif.ru

Легенды нашего края (газета "Мы-куряне")

Полвека назад, 16 декабря 1953 года, в деревне Зорино Курского района скончалась 103-летняя монахиня Мисаила, в миру Матрона Гавриловна Зорина. При жизни люди толпами шли к ней за советом. Старица обладала даром прозорливости и совета, умела лечить молитвой. Сейчас куряне и жители других областей приходят и приезжают на её могилу, веря, что монахиня поможет им и после своей смерти.

СЕМЕЙНЫЕ ФОТО НА МОГИЛЕ – РИТУАЛ, ЗАЩИЩАЮЩИЙ ОТ НЕСЧАСТИЙ

На могиле матушки – всегда живые цветы. За ней ухаживают многочисленные паломники. Одновременно с корреспондентами «МЫ» в Зорино приехали две курские семьи в полном составе – с бабушками, дедушками, детьми и внуками. Женщины разложили на могиле групповые фотографии своих семей. Они пояснили, что это своеобразный  ритуал, оберегающий от несчастий и неприятностей. И вообще они приезжают в Зорино несколько раз в год. Чтобы помолиться, прикоснуться к могиле матушки и попросить через неё у Бога здоровья и благополучия себе и своим близким.

Курянка Анна Сергеевна приехала помолиться за своего сына, у которого не складывается семейная жизнь. Позже, примерно в километре от Зорино, мы догнали её: она шла в Беседино на автобус. А это немаленькое расстояние – больше десяти километров. Анна Сергеевна призналась, что загадала желание: если её кто-нибудь подвезёт, то у сына с женой всё наладится. Поэтому попутную оказию она расценила как добрый знак.

Примерно в километре от могилы сохранился домик, в котором жила матушка.

Егор Сергеевич, местный житель, рассказал нам, что летом за участком ухаживают внуки и правнуки матушки Мисаилы. Он застал матушку в живых. По его словам, ежедневно к ней приходили десятки людей. Они устраивались в саду и ожидали своей очереди. Многие приносили ей съестное или деньги. Матушка Мисаила никогда ничего не просила за лечение. Но всё, что ей давали, она оставляла, а потом раздавала неимущим. «Добрая была старушка», – помянул монахиню Егор Сергеевич.

ОЧНУЛАСЬ, БУДТО ОТ ВЗРЫВА, И УВИДЕЛА БОЖИЮ МАТЕРЬ

Внучка матушки Мисаилы Людмила Соколова недавно закончила работу над книгой, в которой она рассказывает о феномене бабушки.

– Мы были очень близки с бабушкой, – рассказала Людмила Матвеевна корреспонденту «МЫ». – Видимо, она знала, что именно мне предстоит рассказать людям о её жизни, полной сострадания к ближним. На её долю выпало очень много горя. Когда ей было три года, а её старшей сестре шесть лет, умерли родители. Деревенский сход постановил: каждый двор должен брать сирот к себе на одни сутки. Сестрёнка не выдержала всех мытарств и умерла. А 17-летнюю бабушку, опять же по решению схода, выдали замуж за богатого селянина Василия Зорина. Незадолго до свадьбы будущий муж повредил спину, и у него отнялись ноги. Свою обиду на судьбу он начал вымещать на супруге. Вся тяжёлая работа лежала на её плечах.

Муж умер, когда Матроне было 32 года. Она оставила трёхлетнего сына Матвея на попечение свекрови и ушла в Иерусалим. Хотела там постричься в монахини. Но на праздник Крещения Господня, во время освящения воды в Иордане, к ней подошёл монах. Он подал ей камень с того места, где крестился Иисус Христос, и произнёс:

«Вернись на родину, ты там нужна». Она послушалась.

Когда Матроне было 36 лет от роду, она тяжело заболела. Она рассказывала, что очнулась уже в гробу как будто от взрыва. Дьячок, читавший над ней молитвы, в страхе бросился бежать.

– Возможно, бабушка по болезни впала в летаргический сон, – предполагает Людмила Матвеевна, – но без высших сил не обошлось. Потому что, вставая, бабушка увидела в святом углу в облаке Божию Матерь, которая сказала: «Ты много страдала, но теперь, где твоя нога ступит, там и моя будет». Таким образом, Матерь Божия взяла её под свою защиту. А, кроме того, наделила даром прозорливости, совета и исцеления больных молитвами.

«СОВЕТ НЕ ДАЮ, А ВОЛИ НЕ ОТНИМАЮ»

– Впервые дар прозорливости у бабушки, которая позже постриглась в монахини и приняла имя Мисаилы, проявился, когда она сообщила соседу, где находится его украденная лошадь, – продолжает Людмила Матвеевна. – С тех пор люди стали приходить к бабушке из окрестных сёл, а потом потянулись и со всей области. Бабушка давала советы коротко и деликатно. Вот, например вы бы пришли и спросили её: «Можно мне сделать задуманное?» Она бы ответила так: «Совет даю и благословляю».

Иди же так: «Совет не даю, а воли не отнимаю». Последнее означало, что вы можете поступать по своему усмотрению, но ваше дело будет неудачным. Мой брат Володя собрался поступать в институт. Поехал к бабушке за советом, а она ему его не дала. Брат очень огорчился, но, тем не менее, поступил в вуз и успешно его закончил. Но началась война, и он погиб на фронте. Не могла же бабушка сказать ему всю правду о том, что учёба окажется напрасной.

Много к ней приходило бесноватых. Однажды она читала над одной женщиной молитву, а та страшно закричала. Я подумала, что что-то стряслось, и вбежала в кухоньку. Женщину она вылечила, а мне запретила входить к себе в такие моменты. Сказала, что ей ничего не будет, а мне может не поздоровиться.

ЧУДОМ ИЗБЕЖАЛА АРЕСТА

– Она всех принимала? Ведь кто-то наверняка приходил из праздного любопытства: обладает ли она даром совета или нет?

– Принимала всех. Одна девушка спросила совета: выходить ей замуж за парня или нет. А бабушка ответила: «Когда прикатала всю траву на лугу, только тогда пришла советоваться?»

– Если человек будет знать, что через некоторое время у него будут крупные неприятности, то в ожидании их и с ума можно сойти. Хотя бы иногда бабушка говорила людям, о том, что их ждёт?

– Только если всё хорошо закончится. В войну она предсказала партизанам, что немцев скоро прогонят. После войны к ней приезжала жена секретаря курского обкома партии Ефремова. У него тогда были проблемы на работе, а бабушка успокоила: мол, всё обойдётся. Кстати, в год своей смерти она предсказала родным, что скоро умрёт Сталин.

– При советской власти её вызывали в КГБ?

– Её много раз вызывали в сельсовет, рекомендовали не принимать людей. Прокурор приезжал, разгонял народ. Однажды её хотели арестовать. Она узнала об этом и на время скрылась. А потом власти передумали её забирать. Бабушка была мудрым человеком, она знала, что кому сказать. Бог её хранил. Ведь среди людей, которые приходили к ней, вполне могли быть и подосланные чекистами. Она знала помыслы таких людей и вела себя с ними очень осторожно.

Последние слова бабушки были: «Не делайте зла, делайте людям добро».

Вышло так, что гроб ей сделали очень большой. Говорили: слишком много слёз унесла с собой. Действительно, оплакать матушку и проводить её в последний путь пришли сотни людей.

– Людмила Матвеевна, почему всё-таки люди до сих пор приходят на могилу матушки Мисаилы?

– Она всегда говорила, что даже после смерти всегда услышит того, кто придёт к ней на могилу со своей бедой или просьбой. Раз люди приходят и приезжают к ней, значит, матушка всё слышит и помогает.

Александр РОЖДЕСТВЕНСКИЙ

Данная статья опубликована в №49(179) от  09.12.2003 года газеты "Мы-куряне" и размещена на сайте www.mi.kursknet.ru

Схимонахиня Мисаила (православная газета "Благовестъ")

      Есть в Курской области дивное место, - тихое, благодатное. Спрятано оно среди дорог и деревень старинного русского края. Село Муравлево. Именно здесь, на высоком холме, у подножия которого течет извилистая река Сейм, на старинном полузабытом кладбище покоится Божия старица - схимонахиня Мисаила. «Когда я умру, - говорила она, - и вам будет тяжело, приходите ко мне на могилку, я всегда буду там с вами».
     Вот уже более 40 лет минуло со дня ее блаженной кончины, но, как и прежде, со своим горем и бедами идут и идут к ней, к этому святому месту люди со всех уголков России, получая исцеление болезней и избавление от бед...
     Родилась будущая схимонахиня Мисаила, в миру Матрена Гавриловна Зорина, 6 ноября (ст. ст.) 1850 г. в селе Муравлево Курской губернии. Детство было тяжелым. Оставшись в возрасте 6 лет вместе с сестренкой сиротой, она вынуждена была скитаться по людям. По решению местных властей, двух сироток каждый двор села должен был брать к себе по очереди на сутки. Очень скоро младшая сестра умерла, а юная Матренушка так и скиталась до 17 лет. Затем жизнь ее стала вдвойне тяжелей, а страдания увеличились.
     Настоящие мучения начались, когда по решению той же власти ее выдали замуж за молодого, красивого, богатого... инвалида. Его невеста-красавица отказалась от него: накануне намечавшейся свадьбы Василий поднял какой-то тяжелый груз, повредил позвоночник - и у него отнялись ноги. Всю злость и обиду выместил он на беззащитной сиротке. Она не имела права войти в дом, пока не позовут. Летом спала в сарае, в сенях, зимой на кухне. Вся тяжелая работа ложилась на ее плечи. Кроме дневных работ, она должна была еще и по ночам на плоту перевозить людей через широкий и полноводный Сейм. Матрена не имела права даже помолиться в доме; молилась и клала поклоны, спускаясь в погреб. Только молитва помогала ей переносить все муки. Она хотела умереть, но Господь Бог судил иначе. Умер муж, и в 32 года, поручив сына свекрови, она пешком, через Киев, Одессу, Турцию отправилась в Иерусалим с желанием постричься в монахини.
     Перед самым постригом матушке Мисаиле приснился сон, в котором к ней был голос: «Вернись на Родину, ты там нужна». Сон повторялся трижды. С благословения священника иерусалимская послушница возвратилась в Россию, в родное село. Поселилась матушка с сыном в домике, подаренном свекровью.
     Спустя несколько лет она заболела, чем и как - долго не помнила. Очнулась, пришла в сознание (как будто от взрыва) уже в гробу. Псаломщик читал над «усопшей» Псалтирь. Когда она из гроба опустила ноги, чтец в паническом ужасе убежал (его насилу отыскали где-то за деревней). В святом углу, как бы в облаке, похожем на туман, матушка Мисаила увидела Матерь Божию, какой ее изображают на иконе «Троеручица».
     Пресвятая Богородица обратилась к ней: «Милая Моя! Много ты перестрадала, много ты претерпела. А теперь где ты будешь, там и Я буду, где твоя нога ступит, там и Моя будет». Что еще говорила Божия Матерь матушке Мисаиле, для всех нас останется тайной, но в тот день получены были от Царицы Небесной дар прозорливости, дар исцеления больных молитвами и травами, и особый дар давать исчерпывающий совет в трудные для человека минуты. После пробуждения от «смерти» матушка Мисаила приняла монашество...
    Божий дар проявился сразу после видения Пресвятой Богородицы. У соседа увели лошадь, и старица указала точное место, где он сможет ее найти. О матушке заговорило село. Со временем она стала известна в соседних селах, в Курске, а там молва о курской старице стала расходиться и по всей Святой Руси; к ней стали приходить, приезжать люди.
    «Как было легко и отрадно на душе в ее домике, в маленькой убогой кухоньке, - вспоминает внучка схимонахини Мисаилы раба Божия Л. - Там с ней была благодать, ведь в душе бабушки всегда были мир, покой, радость, за все благодарение Богу. Ее глаза излучали любовь и радостный восторг, порой скорбь. Она никогда не жаловалась, что зимой у нее - около печки! - замерзает вода, что порой, когда остается кто на ночь, ей нечего постелить, даже на скамейку. А отец Михаил, помогавший бабушке, если оставался, клал под голову березовый пенек... Никогда и никого бабушка не осудила. Все покрывала добротой. Бабушка без тени обиды рассказывала мне о своем муже. За всю жизнь я не услышала от нее ни одного слова осуждения. Ни о ком. Наоборот, она всегда старалась оправдать человека, смягчить неприязненное отношение к нему ближнего. Не могу передать, какая это была сила: не судить никого, никогда не говорить о людях ничего плохого.
     Крепость характера сочеталась с поразительным смирением и кротостью сердца. Она любила людей и помогала им, любила детей, всегда старалась чем-нибудь порадовать их; любила все живое, любила смотреть на цветы, радовалась звездному небу. Всех она радушно принимала. Встречая людей, приехавших из города, она восклицала: «Птички мои прилетели!» Ночью ли, утром ли рано, поздно ли вечером всех приютит, накормит, утешит.
     Сколько пролито в ее кухоньке слез, сколько побывало там людей, сколько утешено сердец и подано надежд! Сколько раз она оказывала незримую помощь людям! Даже когда приехала к сыну в Харьков, где он вместе с семьей жил после советской ссылки, когда люди умирали на ходу от голода, бабушка, получив свою порцию хлеба, тайком носила хлебушек одинокой женщине. Только впоследствии эта женщина рассказала мне, как спасала ее жизнь бабушка.
     Люди к ней шли, ехали, прилетали из Риги, Ленинграда, Евпатории, Обояни, Москвы, не говоря уже о близлежащих городах и селах. Но сколько «волнений» приносили эти люди районному прокурору и местной власти! Они пытались разогнать людей, запугать их и бабушку, но бабушка отвечала: «Я никого не зову, их зовет горе, и я не могу не принять их».
     Никогда ничего не просила она у людей, а если получала что от одних, сразу же помогала другим. Много получала ежедневно писем, в каждом было горе, в каждом был вопрос: «Что делать?» Отвечала бабушка вечерами, проводив людей, всем. «Секретарем» была мама - ее невестка.
     Писал из Симферополя и Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). Прислал бабушке свою фотографию. Письма хранить не могли, после ответа сжигали. Тесную связь бабушка поддерживала с женским монастырем г. Курска, но особенно любили и ценили ее в Глинской пустыни, которая славилась высоким духом иноческого жития.
      Она продолжала поддерживать тесную связь с Иерусалимом, откуда в с. Муравлево приезжали монахи, и домик бабушки в народе стали называть «монахов дом». Из Иерусалима же монахи привезли ей икону Божией Матери «Троеручица».
      Молилась бабушка утром вслух, но недолго, а по четкам она молилась каждую свободную минуту. Часто клала поклоны. Даже иногда, оставив посетителей, она приходила к нам помолиться: положит поклончики и опять к людям. Вечером я заставала ее одну, горячо молящуюся, безмолвную, углубленную в свою молитву. Всех, кто посещал бабушку, ждал одинаково теплый прием: нищего или колхозника, или жену секретаря обкома, которая всегда приезжала на машине ночью, и никто не знал об этих визитах, о чем шла у них речь.
     К бабушке шли за советом, и она отвечала кратко, никогда не повторяясь. Прежде чем дать совет, она молилась и смотрела на икону Божией Матери.
     А сколько побывало у нее после войны душевно надломленных людей: и девушка, которую отец, не узнав, ударил прикладом по руке, чтобы отнять у нее чемодан (она возвращалась из Германии), и ей ампутировали руку; и жена полковника, скорбящая о том, что ее муж снял с мертвого ребенка фартучек, в котором осталась надрезанная детскими зубками морковка; и бывший офицер, которого после боя спас немец, перевязав ему раны и дав выпить из своей фляжки коньяк, а он застрелил немца из-за золотых часов, но только сам поднялся, как попал под шальной снаряд, который оторвал ему руку с часами; и офицер, который в г. Дрездене на трамвайной остановке снял с немки котиковую шубу, и ее молчаливый укор преследует его везде; и много, много других несчастных людей - все они приходили к бабушке за помощью, за врачеванием своих душевных надрывов. И она молилась за всех.
     В Харькове, где мы жили, никто из нас никогда никому не рассказывал о бабушке, но не успела она к нам приехать, как один полковник пригласил ее в свой дом к шестилетнему сыну, не ходившему на своих ножках от рождения. И бабушка вернула ему здорового ребенка, со здоровыми ножками. Каждый год они приезжали к бабушке в с. Муравлево. Мальчик всегда садился на скамеечке у ног бабушки, обнимал ее ноги с любовью и повторял: «Моя бабушка, моя дорогая бабушка!» Где он теперь, я не знаю. Встретила их перед нашим домом за год до смерти бабушки, в 1952 году...
    Как жила бабушка скромно, никому не надоедая, всех любя, всем помогая, - так и умерла - спокойно, скромно и красиво, никого не утомляя. За месяц до смерти она сказала: «Сынок мой еще 5 лет после моей смерти поживет». Папа умер в 1958 году.
     Сколько людей приходило проститься с ней! И из соседних сел, и из городов, и как быстро весть о кончине бабушки дошла до людей! Спокойно и торжественно прошли ее похороны. На похоронах были три священника и монастырский хор. Люди несли ее гроб до церкви на своих руках, каждый старался хотя бы только коснуться рукой крышки гроба. Некоторые шли согнувшись под гробом от самого дома до церкви. Людей было столько, что даже газета «Курская правда» выразила свое «соболезнование», правда, несколько необычным образом: «...как допустили такие грандиозные похороны какой-то старушки».
     Образ бабушки не изменился во мне за многие годы, промелькнувшие и при ее жизни, и после ее смерти. Все делала она с помощью Божией, с молитвой в сердце, всегда жила в радости. И многих, кто видел ее и общался с ней, охватывала радость. Воздух в ее домике был наполнен какой-то особенной благодатью умиротворения. Люди это чувствовали и уходили от нее утешенные и умиротворенные. «А Муравлево прославится, - очень часто говорила бабушка, - только своих уже не будет».
     Не зарастает тропинка к ее могиле и по сей день. Она зовет всех страдающих: «Приходите, я буду здесь с вами и буду молиться за вас». И люди идут и получают утешение и исцеления.

Данная статья опубликована на сайте православной газеты "Благовестъ" www.cofe.ru/blagovest

Сайт о монахине Мисаиле © 2010-2016