Храмовая страница

Группа Вконтакте

 

Группа Фейсбук

Канал YouTUBE

Поиск по сайту

Православный календарь



Ссылки

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Чудеса

Чудеса

 

 

Работа по сбору свидетельств о чудесах продолжается, ждем Вашего участия в ней.



Помнит ли кто-нибудь из живущих матушку Мисаилу, знает ли кто людей, которым Господь дал видеть ее, общаться с ней? Дорого каждое свидетельство очевидца, драгоценна каждая крупица воспоминаний о  старице, которая молится ныне о нас перед Царем Небесным. Тем более дорого это тем, кому помогла она уже после блаженной кончины, ведь не зарастает тропинка к могиле матушки и по сей день. Материала собрано много, но работа продолжается, потому и просим всех, кто может, вложить свою лепту в это святое дело.

Если у кого-нибудь сохранились личные воспоминания или они слышали от знакомых, родственников о случаях помощи старицы людям при ее жизни  и после смерти, то вы можете сообщить их по телефону +7-906-572-11-14 или направить на электронную почту сайта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. (при возможности укажите где, когда, с кем произошло чудо, его краткое содержание, дату и свой телефон).  

Рассказывают очевидцы случаев чудесной помощи по молитвам монахини Мисаилы

  • Соколова Людмила Матвеевна, внучка монахини Мисаилы, г. Курск

За последние 8 лет произошло много событий, прославляющих место «ценное-драгоценное» и они полностью подтвердили предсказание моей бабушки о том, что оно в будущем будет прославлено.

Отстроен новый домик для сохранения её намоленных икон. Частично реставрирован построенный ещё в 1937 году её домик с кухонкой. По благословению Владыки Германа вновь воскресла в Муравлево дважды разрушенная в советские времена церковь во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», настоятелем которой назначен отец Сергий, вложивший много духовных и физический сил в возрождение этой святыни. А самое главное с каждым днем растет и растет поток паломников в место «ценное-драгоценное» из Курска, других уголков России, из-за границы. И многие их них получают духовное и физическое исцеление по вере своей.

Я знаю, что бабушка никого не оставит, кто просит ее помочь в беде, она всех спешит утешить, помочь, спасти каждого из нас! Она всегда с нами!

  •  Надежда, Белгород (01.10.2017) 

В конце сентября 2015 года в составе паломнической группы из Белгорода мне посчастливилось побывать в Курской области по маршруту Святыни Древнего Курска. День пролетел в одно мгновение. Гид-умница Павлик обо всём грамотно и интересно рассказывал,и показывал. Побывали мы и на могилке старицы Мисаилы.Очень поразили её лучистые глаза - в них больно было смотреть,так они светятся голубым светом!У меня сильно болел позвоночник в области шейного отдела.Я покрестилась и приложилась губами к надгоробию.Просила помощи для больного человека.Попили мы необыкновенного вкуса воды из источника и поехали домой.Дома я приложила руку к фотографии матушки и она стала тёплой.Так  было дважды.Утром я поняла,что шея меня совершенно не беспокоит.Боль ушла безвозвратно.Так стараниями матушки Мисаилы я излечилась. Благодарю её каждый день за спасение.Низкий ей поклон и вечная память.Упокой,Господи,со святыми её душу.

  •  Наталья, Курск (09.08.2017) 

Меня зовут Наталья. Мне 30 лет. В октябре 2016 года врачи поставили мне страшный диагноз: "опухоль мозга больших размеров". Прогноз врачей был не утешительным. Предстояла очень сложная операция. Мы с мужем приезжали на могилу Матушки Мисаилы и просили о том, чтобы меня оперировали хорошие доктора и операция прошла без осложнений. И Матушка услышала!!! Так и произошло. Мы получили квоту в НИИ Бурденко г. Москвы. Меня оперировал один из лучших нейрохирургов института. Операция прошла успешно. Я очень благодарна Матушке Мисаиле!!! Слава Богу и всем святым!!!

 

  • Марина, Курск (08.10.2014) 

 Монахиня Мисаила  завещала, что каждый в молитве может обратиться к ней и получить помощь. Действительно так оно и есть. Вчера вечером обратилась к ней со слезами, прося помочь к ней добраться. На следующее утро поездка устроилась. У меня маленький ребенок и нет машины. На такси одна боюсь в далекие места ездить. Монахиня Мисаила сама все устроила. Ко мне утром неожиданно приехала подруга и сразу согласилась со мной съездить. Мы поехали на такси. Я попросила матушку хорошего нам человека послать и  приехал таксист очень спокойный и даже сам предложил свозить нас к домику матушки. Правда домик был закрыт так как родственников в этот день не было и некому было открыть дом. Ощущение было такое,  что матушка сама нас сопровождает. Приехав на могилку, мы встретили батюшку, который совершал там панихиду. 

  • Марина, Курск (12.07.2014) 

Дорогие братья и сестры! Хочу поделиться с вами вестью о чуде, которое со мной недавно произошло. Как-то сдав анализы в женской консультации, я услышала что у меня анализы плохие (доктор не сказала конкретно что, но прочитав в интернете что такое дисплазия,я поняла что это предраковое заболевание шейки). Гинеколог назначила мне таблетки от которых у меня разрывалась голова.

Я просто не могла пить эти лекарства. То дикие боли в голове начинались, то давала знать о себе поджелудочная железа. И так получилось, что таблетки эти я не стала пить. Рассказав родителям об этом, мы поехали к матушке  Мисаиле помолиться. Как же хорошо у нее. Оставшись наедине с ее могилкой я упала на колени и рыдала. Просила помощи у матушки.Когда ехала обратно домой, на душе было спокойно и чувствовалось что матушка меня услышала.

Потом Господь сподобил меня побывать на крестном ходе Курской Знаменской иконы Божий Матери. Чувствовалось что Господь слышит мои молитвы, положившись на волю Божию я сдала повторные анализы. Но доктору не сказала что таблетки я так и не пропила. Потом с родственниками я побывала на могилке архимандрита Ипполита. Эту поездку тоже не передать словами. Как же там  чудесно. Возле могилки мы  чувствовали что батюшка тоже нас слышит и на душе становилось спокойно.

И вот понедельник. Я звоню доктору чтобы узнать результаты своих анализов. О чудо!!!!!! Слышу в телефонной трубке что анализы мои хорошие и дисплазии нет. Слезы так и брызнули у меня из глаз.Господь творит чудеса по молитвам угодников Божьих.Слава Господу и всем святым!!!

  • Екатерина, Курск-Брянск (06.05.2014) 

В начале этого года (после окончания университета) передо мною стало множество сложных вопросов – Как и где найти достойную работу? Оставаться ли в Курске дальше или переехать в другой город?….С чего начать?.... Те, кто обещал мне в свое время помочь, обещание не сдержали, и мои надежды и ожидания рухнули. Надеяться было не на кого. Наверное, так начинается взрослая жизнь… Мне немого лет и жизненный опыт совсем небольшой, дать хороший совет и подсказать, как будет правильнее, никто из близких мне людей не мог.  От подружки услышала, о Матушке Мисаиле и ее чудесном даре совета. Съездила к ней на могилку, помолилась, попросила помощи. Буквально в течение 2 недель я определилась с работой, нашла в себе силы переехать из родного Курска в другой город, где живу уже 3 месяца. Сейчас я чувствую, что сделала правильный выбор и уверена, что мне помогла в этом матушка Мисаила! От всей души ей благодарна! Очень хочу по приезду в Курск найти возможность вновь  приехать к ней на могилку!

  • Снежана Евглевская (09.03.2014)

Несколько лет назад у нашей знакомой случился инсульт. Ее положили в больницу, но когда мы приехали на могилу к матушке Мисаиле и попросили о помощи в тот же день ей стала значительно лучше и она пошла на поправку.

  • Валентина Оленева, г. Курск (25.07.2013)

Валентина Оленева живет в городе Курске, куда приехала из деревни Бунино Солнцевского района Курской области.

Валентине тогда было около семи лет. Ее вместе с двумя сестрами привела к матушке Мисаиле беда.

- Вообще у моих родителей было девятнадцать детей, но в живых осталось семеро, - рассказывает бабушка Валя, - жили мы очень бедно и почти все во время Великой Отечественной войны переболели тифом. Мама, к сожалению, умерла от этой болезни, а отца забрали на фронт, где он и погиб. За нами, а самому младшему братишке не было даже года, ухаживала старшая сестра. Но случилось несчастье - на нее напали, и после этого она словно лишилась разума.

Когда Валя с сестрами пришли в домик Мисаилы, старица сказала, что примет их без очереди. Люди стали возражать.

- Как вам не стыдно! - сказала матушка. - Ведь они сироты! Еще четверо мал мала меньше их ждут дома.

По словам бабушки Вали, их удивлению не было предела, ведь матушка Мисаила видела их в первый раз! Она обещала молиться за их сестру и дала Вале узелок с гостинцами для ее братьев и сестер.

Как отмечает женщина, сестра с того посещения пошла на поправку. Благодаря молитвам матушки, все ее братья и сестры выросли, их судьбы сложились благополучно. А Валентина, как узнала о поездках на могилу к матушке Мисаиле, теперь при любой возможности посещает Муравлево и благодарит ее и Господа Бога за все.

  • Валентина (12.07.2013)

Господи Благослови!
Хочу поделится, а вернее исполнить обещанное матушке Мисаиле.
Год назад, я узнала о матушке и решила съездить к ней на могилку, т.к в личной жизни не ладится у меня. Приехали и когда батюшка служил панихиду,прям во время. Ну потом подходили и просили, что тревожило. Наклонившись к могилке, я стала рассказывать что от меня ушел молодой человек и сам не знает что с ним происходит. И тут слышу голос внутри :-Да,придет к тебе твой Юрка, придет! Я как-то сначала опешила и решила сильно не придавать значения, вдруг искушение, т.к. веры в то, что мы будем вместе не было....Через три месяца он встретился со мной и мы стали с ним опять вместе! Так же  мне и потом помогла! Она всех слышит и всем  помогает! Дивен Господь, во святых своих!

  • Светлана (05.07.2013)

Долго ждала беременность! Молила всех святых! В том числе Матушку Мисаилу! И она услышала! Теперь приезжаю, благодарю и прошу, чтобы защитила мое дитя под моим сердцем и сохранила!

  • Алехина Галина Семеновна. 25.05.2013

    Четыре года назад обращалась к матушке Мисаиле за помощью в поиске работы. Матушка услышала мои молитвы и помогла. Теперь я работаю уже 4 года в компании, и безмерно благодарна матушке Мисаиле за помощь.

  • Лобода Вероника Николаевна 18.05.2013

Я заболела сильно, перенесла три операции и когда назначили очередную, обратилась к монахине Мисаиле о помощи,  о скорейшем выздоровлении. И после этого моё здоровье пошло на поправку. А при обращении в последующем к врачам, мне сказали, что я здорова. И по сей день я и мои родные обращаемся к матушке Мисаиле, и всегда чувствую её помощь и помощь от светлого источника.  С большой благодарностью.  

  •  13.05.2013

Мне Матушка Мисаила помогла. В 2012 году я встретила свою половинку, вышла замуж, теперь я самая счастливая женщина, у меня есть муж, ребенок, все здоровы, Слава Богу. Спасибо Матушке Мисаиле.

  • Галина Николаевна Рагулина (г. Курск) 13.05.2013

Рассказываю историю, которая произошла с моей дочерью в 2003 году. Дочь заболела трудноизлечимым кожным заболеванием. Обе ноги были покрыты ранками. Мы начали её лечить разными медицинскими препаратами (мазями, жидким азотом и т.д.), однако болезнь не проходила, а наоборот, обострялась. Нам посоветовали съездить на могилку монахини Мисаилы. Мы поехали туда первый раз с дочкой, мужем и двоюродным братом. Среди сугробов мы не могли найти могилку. Мы помолились, и матушка нам подсказала, где её могилка. На могилке мы поставили растительное масло и помолились за здоровье дочери. Дома дочь один раз помазала ноги маслом с могилки и болезнь прошла очень быстро.

  • 12.05.2013

    У моей подруги Ани произошло такое чудо. Долгое время она не могла родить ребенка, всё время происходили выкидыши. В конце прошлого лета забеременела, но была угроза выкидыша. Приезжала много раз к матушке, и каждый раз после посещения матушкиной могилы состояние улучшалось. В конце апреля 2013 года родила чудесного мальчика по молитвам Матушки.

  • Зайцева Любовь Георгиевна 1958 г.р. г.Курск

Сегодня я приехала в Зорино. Очень тяжело подошла к могиле Мисаилы. Словно не хватало воздуха. Затем спустилась к источнику, ополоснулась. И как будто какой груз с плеч упал. Получила большое облегчение. И сейчас голосами не говорю. Задают вопросы, а я молчу. Когда я говорила голосами я чувствовала себя очень плохо, совсем плохо. Считаю, что мне это сделали на смерть. Собираюсь чаще бывать на могиле Мисаилы.

  • Савченко Любовь Михайловна, 1941 г.р., г. Курск

Летом 2012 года в течение 4-х месяцев (с 29 апреля по 29 августа) жила в доме Л.М. Соколовой - младшей внучки монахини Мисаилы. Дом расположен в 4-х метрах рядом с домиком  Мисаилы в селе Муравлево Курского района Курской области. У Людмилы Матвеевны почти не ходят ноги. Я за ней ухаживала, а также принимала паломников и водила их в домик монахини Мисаилы. В домике для посетителей открыта "кухонька", в которой, собственно, матушка и жила с 1937 года по 1953 год - маленькая комнатка, большую часть которой занимает русская печь, на которой спала Мисаила. Там я рассказывала о ней. Однажды во время приема паломников (их было человек десять) я стояла в углу между печкой и стенкой. Последние паломники входили в "кухоньку". Вдруг я почувствовала, что меня окутывает какой-то необыкновенный запах, каких-то неизвестных цветов. Я громко спросила у входящих: "Кто занес цветы?". Все молчали, никто цветов не вносил. Этот запах чувствовала только я. Он длился не более 2-х минут. За год до этого (в августе-сентябре 2011 года) я также с этими же целями жила у Людмилы Матвеевны Соколовой  - внучки монахини Мисаилы, которая написала 4 книги о ней. В это время на чердаке дома было гнездо шершней. Они похожи на пчел, но в несколько раз больше их, летают тяжело и очень шумно, буквально гудят. Стены в доме покрыты деревом, и между стеной и потолком, который также покрыт деревом, где-то была щель. Вечером, когда зажигали свет в молельной комнате, где висят иконы Мисаилы, шершни проникали в комнату в количестве примерно 25 штук. Сидели на абажуре, проводах, шторе, летали, гудели. Я молилась и их не боялась. Утром шершни исчезали. Однажды шершень укусил Людмилу Матвеевну за руку. Она нечаянно придавила его рукой к одеялу. Он как-то проник в комнату, где Людмила Матвеевна ложилась спать. Мы закрывали двери в наши комнаты, чтобы шершни не попадали туда. Людмила Матвеевна сильно и долго кричала от боли. Боль очень сильная, краснота, отек. Лошадь падает, если её кусает шершень. У меня, как бывшего аллерголога, были необходимые лекарства, и к утру всё прошло. Несколько дней спустя я утром проснулась и села на кровать. Вдруг, мне кто-то четко подает мысль, что у меня в тапке шершень, хотя я тогда даже не знала, как он называется. Я встаю и вытряхиваю из тапка шершня и тапком с трудом его убиваю, он трудно давится, крепкий. Я думаю, даже уверена, что это Мисаила предупредила меня об опасности.  

  • Георгий, г. Курск

Долго не мог устроиться на работу по своему диплому. Обратился к матушке Мисаиле с просьбой вернуться домой. Тогда находился в г. Москве. Через 3 дня после обращения мне позвонили и предложили работу в г. Курске. После этого 8 лет работаю. И часто обращаюсь к матушке за советом.

  • Раба Божья Людмила, г.Курск

Здравствуйте! Хочу рассказать о духовном подвиге старицы Мисаилы по рассказам живой свидетельницы Долженковой Надежды Васильевны (Безугловой). Это моя мама. Она 1939 года рождения.  В 1953 году летом она побывала у старицы Мисаилы. Мама только на порог, а матушка ей: «Учиться надо! А то только песни, пляски». Мама была красивая, заводная, плясунья, нарасхват у женихов. Если кто выполнял наставления матушки, был  счастлив. Моя мама учиться в свое время не пошла, звали её в техникум, боялась русский язык не сдаст (плохо у неё было по русскому). В жизни счастлива она не была, со свекровью 28 лет жила, потом муж 6 лет парализован был, теперь зять 3 года как инвалид I группы. Мама рассказывала и про мою бабушку (Безуглову Евдокию Парфеновну). В то время многие с хутора Настина (Бесединского района) ходили к матушке за советом. У бабушки моей заболела нога, это в 1944 году было. Врачи – отрезать ногу! Моя тетя, а ей было 12-13 лет, пошла 12 километров к матушке, рассказала о нашей бабушке, получила ответ от старицы Мисаилы: ногу не давать резать, а то хуже будет. У бабушки была рожа. Напоследок матушка дала моей тете конфет, а когда встретила сказала: «Издалека ты шла». Бабушка моя прожила 89 лет. Другой был случай. Заболела у бабушки корова: лето, корова бегает по лугам, а придет домой -  молока нет. А детей у бабушки – четверо. Пошла моя бабушка к матушке, только бабушка на порог – «Что, лето пришло, и ты пришла, оставила детей без молока». Старица Мисаила молитвы почитала и сказала 3 дня ничего никому не давать. Она сказала, что это мужик чужой заходил, взял горсть сена и пустил по ветру, со словами – вот и бегает корова, как шальная, а молока – нет. Бабушка домой пришла, а тут стук в дверь, сосед появляется, просит - «Дай молоток», бабушка ему – «Нет». А он – «Да, вот же он лежит».  И пошла моя бабушка опять к старице Мисаиле.

Теперь я книги читаю про старицу Мисаилу и каждый год ездим всей семьей на могилку к ней и за водичкой. Первый раз побывали мы с семьей 1 июня 2008 года. Чудеса да и только. Хочу сказать, всё она видит, кто и с чем пришел!  Это факт! Смотрю, с каждым годом всё лучше и лучше дела обстоят. И храм стоит, и источник благоустроен. Еще случай произошел в нашей семье 9 января 2009 года. Муж моей сестры отравился угарным газом в гараже. Попал в реанимацию. Три дня лежал на искусственной вентиляции легких в коме. Вечером третьего дня в реанимацию мы батюшку отца Романа из Всесвятского храма г.Курска привели. Как прочитал отец Роман  молитвы, муж сестры  открыл глаза. А то спал глубоким сном и только. Отец Роман посоветовал съездить к старице Мисаиле, что мы с сестрой и сделали 15 января днем. Погода плохая, снег мокрый лежит, а мы с сестрой и с кумом на машине. Набрали водички, старицу Мисаилу на коленях просили спасти Антона (муж сестры).  В реанимации этой водичкой его протирали медсестры  и в рот глоток ему давали. Через день или два снится мне сон, как бы старица Мисаила (я её не  вижу особо), а голос говорит: «В Коренную надо съездить, водички взять». И вот 18 января я в Коренной, набрала воды и в реанимацию передала.
Уже будет 3 года, Антон выздоровел, хоть он остался инвалидом, но живет. У него двое  сыновей. Мы с сестрой просили Господа Бога, чтобы Антон был живой! Представляете, некоторые врачи отказывались, говорили: «Что его лечить, он всё равно умрет».  Но, Господь Бог его поднял. Благодарю всех. Слава Господу Богу, Божьей Матушке, спасибо всем Божьим Угодникам. Огромное спасибо старице Мисаиле. Мне 71 год. Поздно я узнала про могилу матушки, может, прося её раньше, может я бы и замуж вышла бы, может детки были бы у меня, внуки. Но, увы, я одинока, работаю в реанимации, живу с мамой и с семьей сестры. Стараюсь им хоть чем-то помочь. Часто вспоминаю, когда я приезжала к бабушке на хутор Настин на каникулы. Много повидала я в своей жизни. Одна суета сейчас. Очень мне нравится русская природа, ширь и просторы, луга и поля. Живу в городе, но душа моя на хуторе, где свобода и простор. Хутор с 1975 года не существует, все разъехались.

Дай Господи, нам сил, здоровья ездить к матушке Мисаиле. Сколько людей я вижу приезжают, номера машин иногородние, есть Москва (батюшка приезжал). У меня 4 книги про матушку! Читаю, перечитываю.

С уважением, Раба Божия Людмила, г. Курск

  • Рожкова Анна Васильевна, 1955 г.р., г. Курск.

Часто, примерно раз в неделю, ездит на могилу к монахине Мисаиле. Часто бывают боли в области сердца. Лекарствами не пользуется. Прикладывает фотографию монахини Мисаилы в области сердца, боли сразу проходят.
Второй случай. Она просила матушку Мисаилу, чтобы она духовно соединила её с дочерью. Снится сон, что дочь стоит и улыбается. И с того времени они стали друзьями и стали во всем понимать друг друга. Материально много раз помогала. Также такой случай. Была на могилке монахини Мисаилы. Обливалась на источнике и очень захотелось что-то покушать. Обратилась к матушке Мисаиле "Хоть бы какую-нибудь шоколадку съесть". Сразу же в ограде на могиле матушки Мисаилы какая-то женщина дала ей шоколадную плитку.

  • Завалишина Анна Дмитриевна, 1954 г.р., г. Курск

Часто, примерно раз в неделю, ездит на могилу к монахине Мисаиле. Работает в Введенском храме. Просила матушку Мисаилу помочь материально. В сентябре 2012 года нашла на улице пять тысяч. Вокруг народу никого не было. Перед 1 сентября муж впервые дал деньги 6 тысяч на подготовку детей в школу. Раньше деньги никогда не давал. Летом 2012 года на могилке матушки Мисаилы только попросила помощи и под горшочком увидела тысячу рублей. Обратилась к батюшке Анатолию (Филин), он сказал, что это ей матушка Мисаила послала и, чтобы она оставила их себе.

  • Валентина, г. Щигры

Более 5 лет назад мои знакомые взяли с собой на могилку монахини Мисаилы, что под Курском в с. Зорино. Матушка Мисаила находила мне работу, питала меня и сына. Сейчас я безработная и сын тоже и Господь сподобил пожить с внучкой Людмилой Матвеевной, которая написала три книги о бабушке, ведь она при жизни была святой. Лечила людей от зла, порчи, помогала в трудных жизненных обстоятельствах. Господь милосердный дал мне возможность отдохнуть, помолиться и помочь Людмиле Соколовой. Я за это всегда буду благодарить Господа и матушку Мисаилу.

  • Ангелина Лукьянчикова, Наталия Нечаева, Ольга Губанова. 27.06.2010 г.

27 июня , подходя к могилке матушки Мисаилы, мы почувствовали благоуханный аромат, похожий на ладан. Были этим очень удивлены и восхищены. Поставив свечку, помолившись, поблагодарив матушку Мисаилу, спустились к источнику, на котором молилась матушка. Нас встретил водопад кристально-чистой воды - водопад жизненной силы, радости, счастья и умиротворения. И весь этот короткий путь, от могилки до источника, нас сопровождал дивный запах, запах луговых цветов и скошенной травы. Захотелось еще и еще раз побывать на могилке матушки Мисаилы, источнике и в домике, где жила матушка.

  • Носов Алексей (село Лебяжье Курского района Курской области)

Мне 44 года, моей дочери сейчас 25 лет. Ей сделали гинекологическую операцию и сказали, что у неё не будет детей. Я стал ездить на могилку к монахине Мисаиле. Через год моя дочь вышла замуж, а еще через 9 месяцев родила сына. Родился ребенок 04.04.2012 г., лежал на 4 этаже в 4 боксе. Перед этим заболел мой папа. Я приехал на могилку к матушке Мисаиле и просил, чтобы она помогла. Ночью, когда  я спал, мне было явление и голос сказал «Одигитрия». Я проснулся и рано утром поехал в Свято-Троицкий женский монастырь, подошел к монахине и спросил, кто такая Одигитрия. Она сказала, что это икона Смоленской Божьей Матери этого монастыря. Я купил эту икону, привез отцу. На следующий день отец выздоровел.

  • Позднякова Надежда Михайловна (ранее проживала в п. Щигры, сейчас живет в г.Курске на пр. В. Клыкова)

Моя дочь с зятем были в большой ссоре. Я пришла в Свято-Троицкий храм в Щиграх. Мне там предложили книгу о монахине Мисаиле. На лицевой стороне книги был портрет Мисаилы. Я прижала книгу к себе и стала просить монахиню помочь в этом горе. Сразу у детей наладились отношения.

  • Вспоминает внучка Цукановой Клавдии Дмитриевны, которая жила в селе Поповка Курского района.

 В своё время бабушка была очень больной, в простонародье у неё была «порча», она не съедала даже одного вареного яйца. Была слабой, очень худой, желтой. Бабушка обращалась к врачам. Никто не мог помочь. Узнав о монахине Мисаиле, бабушка пришла к ней.  Монахиня Мисаила оставила её ночевать. Бабушка рассказала матушке Мисаиле всю свою жизнь – что муж её убит на войне, дети умерли от тифа. После возвращения от Мисаилы бабушка стала быстро поправляться, жизнь её стала улучшаться, она вышла замуж, родила двоих детей  и дожила до 92 лет.

  • Фадеев Александр Васильевич, 1960 г.р. (г. Курск)

35 лет курил. Обнаружили рак легких. Курить было трудно бросить. Приехал на могилу к монахине Мисаиле, набрал водички, молился и просил матушку Мисаилу, чтобы когда захотелось курить - выпить водички  и чтобы не хотелось курить. Пять дней водой спасался и бросил курить. Уже более полугода не курю.

  • Петрова Зоя Васильевна, 1962 г.р. (деревня Лисово Курского района)

В 2007 году я устроилась работать в Знаменский собор. До этого была преподавателем русского языка и литературы, была и завучем школы. В 1999 году разошлась с мужем, осталась без жилья, ему оставила квартиру. Снимала в Курске жильё. Денег не было даже платить за квартиру. Весной 2007 года была на могилке матушки Мисаилы с иеромонахом Симоном, тогда он служил в Знаменском соборе. Помолились на могиле, припала к могиле  и попросила приютить на своей земле, дать уголок рядом с тобой. Быстро предложили за 70 тысяч дом. И эти деньги можно было вносить частями. Многие хотели купить этот дом, а достался мне. Сейчас с дочерью живу в своём доме, который благоустроила.

  • Чаплыгина Светлана Ивановна, 1954 г.р . (г. Курск)

В 2007 году обнаружили онкологию, предложили сразу операцию. В больнице узнала о матушке Мисаиле и сразу после выписки из больницы поехала на могилку к монахине Мисаиле. Обратилась к ней с мольбами, и муж просил за меня. После операции прошло 5 лет. Слава Богу, я жива, езжу на могилку к матушке и надеюсь, что и дальше буду ездить и просить её святых молитв о нас грешных.

  • Романов Сергей Владимирович, 1959 г.р. (г.Курск, ул. Чернышевского)

В 1946-47 году, сразу после войны, Ломакина (девичья фамилия Прокопова) Александра Ивановна, сестра моего родного деда Прокопова Михаила Ивановича, проживавшего в селе Большое Анненково Фатежского района Курской области, не имела известий о не пришедшем с фронта муже. С подругами пешком отправилась к матушке Мисаиле, чтобы узнать судьбу пропавшего  мужа. Когда они пришли к матушке, в очереди стояли также двое мужчин. Матушка Мисаила ей сказала, что муж её жив, что впоследствии подтвердили её родственники, которым люди говорили, что видели его живым в соседних селах, да и она в 70-х годах видела его с женщиной. В церкви она встретилась с ним взглядом. Было много народу и ей сразу не удалось подойти к нему, а когда она попыталась найти его, то его уже не было. Очевидно, ему было стыдно показываться ей на глаза или, возможно, он специально приехал посмотреть на бывшую жену. Когда те двое весёлых мужчин вышли от матушки, то вид у них был поникший и на вопрос посетительниц о том, что там случилось у Мисаилы, они рассказали, что шли к матушке со словами «Просто поболтаем с матушкой». Когда они зашли к матушке Мисаиле, она дала им стакан с водой и ложку со словами «Болтайте воду». Они начали болтать воду, как сказала матушка. Через некоторое время матушка сказала: «Ну что, поболтали, теперь ступайте с Богом». Мужчины, пораженные прозорливостью матушки, ушли.

  • Холодов Олег Петрович, 1967 г.р. (г. Курск, Магистральный проезд)

Мой дед, Алымов Николай Федорович, и бабушка Шура (не помню отчества) волновались о своих детях и примерно до 50-х годов решили зарезать гуся и отвести матушке Мисаиле в подарок. А бабушка не хотела возиться с гусем и иметь дело с кровью и говорит – Святой день (был какой-то церковный праздник). И они поехали на лошади к матушке Мисаиле. А жили они в деревне Мелидово Солнцевского района. Подъезжают, а матушка Мисаила как будто их ждала и выходит к ним навстречу и говорит: «Ты дед, заходи, а бабушка, за то, что с гусем не захотела возиться, пусть посидит на возке, подождет».  Дедушке она предсказала, что с детьми всё будет хорошо, и что все будут пристроены, но про младшего сына сказала, что он умрет в среднем возрасте. Всё как она сказала, так и произошло. Младший сын родился у матери в 50 лет. Всего детей было трое. В 25-летнем возрасте он попадает в тюрьму, мать от горя умирает. Вскоре умирает и сын.

  • Михайлова Людмила Васильевна, 1954 г.р.

Два года назад упала и повредила левое плечо, которое раньше было оперировано по поводу липом. Было невозможно двигать рукой. Работала только кисть. Два раза была в домике Мисаилы, молилась. Быстро всё прошло.

  • Делова Галина Николаевна, 1958 г.р. (г. Курск, ул. Республиканская)

Примерно до 1958 года отец моей матери (мой дед) решил жениться второй раз. У матери в мыслях было, что она сожжет их, когда они поженятся (она боялась, потому, что её мама умерла  и отец решил жениться на молодой, ровеснице дочери).

Когда мама пришла к матушке Мисаиле и сидела в очереди, монахиня Мисаила вошла и сразу сказала: «Что за дети, которые хотят сжечь своих родителей!», т.е. она прочитала её мысли намного раньше. Матушка ей сказала: «Не трожь их, пусть они женятся, но от него все уйдут и умирать он будет на твоих коленях». Так оно и случилось. От него ушли и жена, и дочь, и отец умирал на её коленях. Ей также матушка сказала, что ей надо уехать на новое место жительства, но уезжать было некуда. Мамин муж потом загулял и ушел из семьи. Монахиня Мисаила это предполагала. Мама потом приезжала не раз к монахине Мисаиле, она давала ей воду, которая помогала в семье, но потом муж всё равно ушел.

  • Барыбина Клавдия Яковлевна, 1930 г.р. (село Шумаково Курского района Курской области)

Мне было 17 лет. Дружила с парнем. Его мать соглашалась женить сына. Моя мать не соглашалась. До станции Полевая доехали на электричке. Потом шли пешком. Подруга всю дорогу роптала, говорила, что нечего к Матроне Гавриловне идти. Вошли к матушке вдвоём. Подруге матушка сказала «Я ничего не знаю, я бабка, я тебе ничего не скажу, иди на улицу, посиди на лавке». А мне сказала «Слушай сердце матери, это не твой жених, будет твой жених и ты хорошо выйдешь замуж». Я послушалась матушку  Мисаилу. Тот мой жених на гулянке сильно напился, подрался и его посадили на 12 лет в тюрьму. Когда он вернулся, пришел больной, прожил месяца 3 и умер. А я удачно вышла замуж, было 4 детей, все выросли, все хорошие, благодаря монахине Мисаиле и Богу.

  • Брагина Лидия Витальевна, 1947 г.р. (г. Курск)

У сына с невесткой не было детей. Они поссорились и начали разводиться. Должен был быть суд. Я помолилась перед портретом монахини Мисаилы и слезно просила, чтобы дети жили мирно. На следующий день должен был быть суд. Я звоню свахе. Она говорит, что дети ушли вместе домой, никакого суда не было. До сих пор живут мирно. Прошло 8 лет.

  • Дериглазова Татьяна Владимировна, 1958 г.р. (г. Курск)

Умирала моя мама в возрасте 82 лет. Никто к ней в больничной палате не подходил. Она уже покрылась пятнами. Дочь положила на бабушку портрет монахини Мисаилы и стала молиться. Пришли врачи, сделали укол, взяли на операционный стол. Поставили кардиостимулятор. Сейчас мама живет 1,5 года после операции и чувствует себя неплохо.

  • Канивец Евгений Викторович, 1980 г.р. (г. Москва, родился в г. Курске)

У меня были не очень хорошие отношения с женой и я хотел обратиться к Богу, чтобы он указал, тот ли это человек для моей совместной жизни или же нужен другой. Придя из храма блаженной Матроны Московской,  я лег спать и увидел сон, что нахожусь в доме монахини Мисаилы (об этом узнал позже). Со мной было человек 6 и среди них моя бывшая жена. Я вел диалог с женой. С женой был какой-то мужчина, с которым она была вместе. В этот момент зашла монахиня Мисаила. О том, что это была она, я узнал только два дня назад от знающих о ней людях в Курске, когда приехал в гости. Меня привезли на могилку к монахине Мисаиле и там, на портрете я её узнал, и домик Мисаилы – тот самый, который я видел во сне. Дальше во сне она взяла меня за руку и сказала: «Пойдем отсюда, тебе с ними делать нечего». Она повела меня из домика по дороге вправо. В конце домов мы остановились, и она сказала «Постой тут», а сама пошла дальше. На этом я проснулся. Матушка Мисаила была невысокая, в длинной юбке, в платочке светлом  и черный простой пиджачок, в левой руке были четки, а правой рукой она меня вела. Во сне, когда я был в доме монахини Мисаилы, я видел икону Спасителя.

*Еще до того, как Евгений побывал в домике (кухоньке) монахини Мисаилы, он точно рассказал внучке монахини Мисаилы Л.М. Соколовой и врачу Л.М. Савченко как выглядел домик, кухонька, где что было расположено и как выглядела икона (черно-белая икона Спасителя с терновым венцом на голове, и что эта икона висела в другом месте), что пол в кухоньке и в прихожей был земляной, что также является правдой. Только недавно там сделали деревянный пол.

  • Булгакова Оксана Николаевна, 1976 г.р., г. Курск

Хочу рассказать о своей подруге Тулуповой Лилии Николаевне, 1968 г.р. В 2008 году ей был поставлен диагноз – рак молочной железы с метастазами в позвоночник и другие органы. Операцию и облучение  не делали. Лечилась травами. В московских клиниках все эти годы проходила химиотерапию. В 2012 году врачи отказались от лечения. Она почти ничего не ела и перестала говорить. В апреле 2012 года она перестала ходить. Метастазы поразили головной мозг. В июне на руках её положили в машину и привезли на могилку к матушке Мисаиле. Пока муж ходил за водой к источнику, она оставалась на лавочке. В этот момент она видит как будто на могилке монахини Мисаилы - холмик. В холмике открывается дверка и выходит матушка. В руках матушка держит черную коробочку и дает коробочку ей и говорит «Бери и клади». Рукой матушка расчертила холмик пополам.  Лилия растерялась и спросила матушку, куда класть коробочку. Матушка ответила: «Твердо клади, потом всё объясню». Лилия положила коробочку на какую-то из половин  холмика и в этот момент её стал расталкивать муж  и  сказал «Ты сейчас упадешь». Он вернулся от источника. Через несколько дней она стала ходить, кушать, разговаривать. И она поняла, что положила коробочку на «жизнь». Теперь её часто (каждый выходной) возят на могилку монахини Мисаилы.

  • Татькова Ольга (Курчатовский район, село Мосалово)

Вышла замуж. Долго не было детей. Загоревала. Кто-то подсказал, и мы приехали на могилку к монахине Мисаиле. Помогла. Скоро должна родить.

  •   Голова Юлия Александровна,  2012 год, г. Воронеж
    По молитвенной помощи монахини Мисаилы я на 10-й год серьезного изучения православия пришла к монастырскому образу жизни, который сейчас осваиваю в Воронежском Алексиево-Акатове монастыре (а была некрещеная до подросткового возраста), исчезло нарушение сна (без таблетки не могла заснуть более 5 лет), зрение улучшилось на 1.5 диоптрии (была с 7 лет близорукость, и говорят, что это не лечится, но подтверждено улучшение даже на врачебном аппарате), почти перестала болеть простудными заболеваниями (а был астматический бронхит хронический), свои здоровые зубы (стоматологи удивляются, т.к. у многих плохие), сердце здорово (а была аритмия).
 
  • Астахова Лидия Георгиевна,  г. Курск
    Моего мужа, так как он был в плену, в 1947 году осудили на 25 лет и отправили в город Норильск.  Я пришла  к матушке за советом, я была еще молодая и думала, стоит ли его ждать. Матушка ответила: «Мужа ожидай, его освободят, он вернется домой». Шла домой и говорила: «Не верю, как он может вернуться — 25 лет, сколько ему и мне лет-то будет!» Это было в 1948 году, а через 8 лет он вернулся и живем мы с ним до сих пор.
  •   Нина Михайловна Денисова,  1997 год
     Жила я с мамой в селе Гуторово, через луг от деревни Муравлёво. Повела меня мама к матушке, так как от испуга я сильно заикалась. Матушка молилась и гладила камешком по головке. Болезнь моя прошла на всю оставшуюся жизнь, но когда волнуюсь, начинаю плохо говорить.
     Позже пошли мы втроем к матушке посоветоваться о своем дальнейшем пути. По дороге смеялись, высказывали свое недоверие, не верили тому, что говорила мама, так силен был тогда дух атеизма. Когда мы к ней пришли, то не успели еще ни о чем спросить, а матушка и говорит: «Зачем вы пришли? Вы все равно не верите мне. Поступайте, как сами знаете».
  •   Аксёнова В. П., г. Курск, декабрь, 1997 год
     В селе Муравлёво Курской области жила одна старица, звали ее Матрона Гавриловна. Позже она приняла монашество с именем Мисаила. Прославилась она тем, что к ней за советом стекалось множество народа из разных мест. Мы тогда жили недалеко от матушки на станции Полевая, и сколько я себя помню, у нас дома ничего не делалось без совета матушки. Примеров можно привести очень много, все их не опишешь. Но вот два особенно запомнившихся я опишу.
     Было это в тридцатые годы, когда на духовенство и крестьян было большое гонение. Однажды к нам во двор нагрянули пять активистов по ликвидации недоимок. Тогда у мамы отобрали единственную корову, швейную машинку и два пуда ржи, а то был весь хлеб, который у нас был. Должны были опять прийти, и в это время, перед их приходом, к маме зашла матушка Мисаила. Она стала в святой угол и начала молиться. Стояла она на видном месте. Не видеть ее пришедшие активисты не могли, но все же — не увидели. Когда они ушли, матушка успокоила маму: «Ты не скорби, все они тебе вернут». А мама очень переживала, так как отобрали то, чем мы жили. И вот, действительно, вскоре корова сама пришла домой, а остальное принесли они сами, так как в это время брат был в армии, и это послужило основанием для снисхождения.
      Второй случай был такой.
     Послала я маму посоветоваться с матушкой об одном деле. Она посоветовала и сказала маме: «Да она за меня молиться будет». Это было в 1952 году. Я тогда не представляла, как это я смогу за нее молиться. А получилось так: одна верующая мирянка попросила у Владыки благословения на чтение Псалтири, так как тогда монастыри и церкви были закрыты, и никто не мог соборно молиться за своих близких. Владыка благословил собираться по двадцать человек и каждому читать по одной кафизме, таким образом Псалтирь прочитывалась ежедневно. Я попала в эту двадцатку, все мы записали своих близких, и я записала матушку Мисаилу. Вот и молюсь за матушку до сих пор. Вот таким необыкновенным человеком была старица в миру — Матрона Гавриловна, в монашестве Мисаила.
  •   Раба Божья Валентина.
         Пишу вам о нашей молитвеннице и прозорливице матушке Мисаиле. Я, грешница Валентина, в четыре года осталась сиротой со своей сестрой, а ей-то было всего два года. Через три года папа наш женился. Было это в 1937 году. Мачеха наша оказалась очень жестокой. В 1940 году папа за то, что не вступил в колхоз, был арестован и посажен в тюрьму, где и умер. Прислали нам похоронку. С нами жила больная бабушка — папина  мама.
          Затребовала мачеха раздел — у нее тоже была дочь от папы, и ей нужно было выйти замуж. Вот и пошла наша бабушка Евдокия к матушке на совет. Только переступила порог ее комнатки, а она говорит: «Ну что вы задумали делиться? Потерпите, придет время — и каждый кустик ночевать пустит». А что это значило, нам было не понять. Пришло лето, и наш дом подожгли соседские дети, вот все и сбылось. Поняли мы тогда, что нас сам Господь разделил.
       Во времена коллективизации пошли две женщины к матушке. По дороге завидовали моей свекрови: вот, мол, какая у нее жизнь хорошая, муж работает счетоводом, а у нас всё отбирают. Только переступили порог, а она им и говорит: «Вот вы всё ропщете на жизнь, с голоду не умрете, будете с хлебом, а Дуне будет такое горе, что никому из вас не дай Господи». Прошло много лет. В 1956 году Дуня заболела тяжелой болезнью и пролежала двадцать пять лет.
      У свекрови было три сына, а у соседки — два. Пришли они к матушке, посоветовались и собрались уходить, а матушка им говорит: «Подождите, я вам дам по огурчику». Они удивились, отнекиваются, — своих огурцов девать некуда! А она в ответ: «Нет, нет, мои лучше!» И вот они идут с соседкой и всю дорогу думают, что бы это значило. А через два месяца у свекрови умерли два сына от дифтерии, да у соседки сын тоже умер. Вот и осталось у них по одному «огурчику», сыну.
      Моя родная тетя жила с матушкой в одном селе, недалеко друг от друга, и были они очень хорошими соседями. Матушка сказала ей однажды: «Придет время, люди лягут спать при одной власти, а встанут при другой. Но нас с тобой не будет». Говорила матушка: «Все те, кто был у меня и будут посещать мою могилку, на Страшном суде будут охраняемы мною. Они все будут идти впереди, а я позади их охранять буду». Матушка великий была человек, и что бы она ни говорила, то все сбывалось. Моя сестра с подругой пошли к матушке, а сестра думает, что ее, сироту, никто замуж не возьмет, а у подруги вот и мать, и отец. Пришли к матушке, а она обращается к сестре: «Вот выйдешь замуж, еще люди будут завидовать». А подруге сказала: «И ты тоже выйдешь», — и покачала головой. Так потом и вышло: у сестры муж попался на все руки мастер, а подруга вышла за разведенного, да за такого злодея, что никому не дай Господи такого.
     Наши соседи перед войной хотели переехать в Курск, и Пелагея пошла к матушке за благословением. Матушка ее не благословила, сказала, что скоро люди из городов будут лететь словно птицы. И вскорости началась война. А моя бабушка хотела меня отправить в Симферополь к своей бездетной дочери, хотя матушка сказала, что Валя не успеет уехать. Собрала бабушка вещи, чтобы утром меня отправлять. Но тут объявили войну, я и не уехала.
  •   Нина Кирсанова, Бесединский с/с, д.Кизилово
     Побывала я в семье верующих. Раньше моя семья была большая, а сейчас жива только одна сестра, Пелагея, сгорбленная от старости, но с отличной памятью. Отец ее еще в 1906 году был первостроителем храма Рождества Пресвятой Богородицы. Много писал на Афон, и ему помогали, даже когда храм был уже построен. С Афона присылали книги, иконы, и до сих пор у нее есть книга, присланная оттуда. Три сестры этой семьи были хорошие певчие. Так вот что рассказала Пелагея о своей семье. Во время революции брат поехал на Украину, чтобы заработать денег, хотя матушка Мисаила не советовала ехать. Уехал, да и пропал, так и не дождались его. Пошли к матушке, и она им сказала, чтобы поминали его об упокоении. Его убили очень близко от дома, ограбили и закопали. Потом уже были найдены его кости.
     Сестра Зинаида ходила спросить о своем муже: он не писал писем с фронта. И матушка сказала, что он скоро придет раненый. А Зинаида думала: «Да как он придет, коль не пишет?» Матушка поняла ее мысли, серьезно посмотрела на нее и строго сказала, чтобы она его ждала. Вскоре пришел ее муж, тяжело раненый.
     Еще одна сестра, Александра, тяжело болела, лежала в больнице. Домой пришла очень слабая, и пошла я с ней к матушке, еле дошли. Матушка положила руки на голову Александры, потом помолилась и сказала, что дойдет она до дома легко. А Александра как раз думала про себя, как она доберется домой.
     У нас был очень старый дом, и отец задумал построить новый. Пошли к матушке за советом. А она говорит отцу: «Построишь себе домик с хорошим подъездом». Вскоре отец умер. Вот и построили ему новый домик, похоронили у входа на кладбище. А когда начали умирать Пелагеины сестры, брат, то Пелагея плакала, а матушка сказала: «Не плачь, за всех молится отец».
     Эта семья очень дружила с матушкой, и она говорила: «Как умру, приходите ко мне на могилку, я вам буду помогать». И вот что вспомнила еще Пелагея. Она была на могилке матушки, сорвала цветы, принесла домой и приколола под потолок. Потом сильно и долго болели зубы. Вот в это время она и вспомнила о цветке. Оторвала лепесток и положила к больному месту, и вскоре зубы перестали болеть.
  •   Александра Афанасьевна Пахомова
     Не собиралась я выходить замуж, потому что сильно прихрамывала на ногу, но жених меня уговорил. Пришла к матушке, переступила порог, а она сразу и говорит: «Вот и невеста пришла, твоя это судьба». И благословила меня. И вот до сих пор живем, как голуби — в мире и согласии.
     У Кизиловой Пелагеи был муж больной. Пошла к матушке, а дорогой думает, что вот муж умрет, сын с фронта придет, так хоть будем жить спокойно. Матушка сказала ей, что скоро она останется вдовой, и с сыном свидание будет. Пелагея вскоре заболела, умерла, а сын на фронте погиб.
     Вот они и встретились с сыном, а муж остался живой.
     Елена Шеховцова ходила к матушке за советом, когда задумали строить дом. Дали им землю на пустыре. Матушка посоветовала там строиться и сказала, что за ними будет построена целая деревня. Так и вышло: поле застроилось многими домами, и образовался хутор.
  •   Александра Степановна Коровина
     Когда отец был на фронте, я со своей мамой приходила к матушке за советом. Она говорила, что за него необходимо усиленно молиться и детей заставлять. Папа с фронта вернулся живой. А еще помню один неприятный случай. Это было в школе села Хвостово. Сын соседки не хотел учиться, пришел к учителю и говорит: «Сделай мне свидетельство за семь классов». Учитель ему отказал. А парень пригрозил ему в ответ: «Ну, ты меня еще вспомнишь». И однажды кто-то поджег учительский дом. Жена учителя пришла к матушке, та ей ответила так: «О том, кто это сделал, узнаете в день иконы «Утоли мои печали». А это был день престольного праздника в церкви села Хвостово. Именно тогда и приехала милиция за парнем, на которого в свое время пало подозрение из-за его угрозы, и за его отцом. Учитель с женой сразу все поняли.
  •   Зоя Петровна Кузьмина, г. Курск, 1997 год
     Елизавета Филипповна Беседина пошла, проведать свою сестру Раису. Муж Раисы был пьяница и дебошир и гонялся за нею с ножом. Вернулась Елизавета домой, помолилась, положила поклоны и дала обет перед иконами, что никогда не пойдет замуж. Прошло время, к Елизавете посватался жених, и она пошла к матушке за советом, забыв о своем обете. Матушка ее обличила: «Где твое обещание Богу?», — и Елизавета исполнила. Прожила она девяносто пять чет, была певчей хора при храме и умерла мудрой девой перед Рождеством Христовым  у кого не спросится». Так и вышло. Пошла Зинаида в гости к старшей сестре в другую деревню и пришла домой с женихом. Вышла замуж  и прожила с  мужем очень дружно до глубокой старости.
    У моей знакомой Лидии в жизни произошло такое событие. Ее зять Александр работал в семидесятых годах в Щиграх или к матушке, она в это время кушала, маму мою сажала с собой, а тетку — нет. Мама тетке говорила: «В чем дело, она меня сажает, а тебе слова не говорит». А тетка ей отвечала: «Потому что я гадаю». Когда мне мама рассказала, я ей объяснила: «Да это потому, что когда тетя работала директором детского дома, к ней приехала ее мама (моя бабушка) и она отправила ее назад, а бабушка умерла с голоду. Это было еще до войны». Вот какая была матушка Мисаила, ей Господом было открыто очень многое.
  •   Любовь Гладких, г.Курск, 1998 г.
     В 1947 году мой брат приехал с Украины с женой-украинкой. Он был очень больной, весь живот был покрыт сыпью. Брат думал, что у него чесотка, но это заболевание не распространялось на всю семью. А семья у нас была большая: одиннадцать душ. Какими только мазями он не пользовался: ничего не помогало, а сам был такой худой, словно мохом поросший. Наша мама не раз просила его сходить с ней к матушке Мисаиле в Зорино, но брат каждый раз отказывался. Однажды мама его убедила, чтобы он проводил ее до матушки, так как надо было идти полем.
    Пришли они в Зорино, брат в дом не пошел, а сел у соседа на крыльце. Мама зашла к матушке, а у нее было очень много на ной, за это была гонима и была вынуждена переезжать из города в город.
     В 1953 году мы посетили матушку. Она уже была стара, плохо слышала и с трудом ходила, но когда начинала молиться, то становилась неземной, словно прозрачной. Увидев матушку в окружении множества людей, мама растерялась: «Как спросить о судьбе отца?» После молитвы матушка благословляла всех крестом из Иерусалима и при этом отвечала на все вопросы. И вот, когда подошла очередь мамы, матушка благословила ее и сказала: «Вы хотели спросить об отце? Отец живой, а вы будете поминать его за упокой».
     Прошло некоторое время, и мама, потеряв всякую надежду дождаться мужа, по совету батюшки отслужила первую панихиду, а я поминала отца за здравие. В первую ночь после панихиды моей крестной приснился сон: видела она отца моего и предлагала ему принесенные на панихиду дары: «Николай, это тебе». От даров он отвернулся и промолвил: «Мне это не нужно, мне Лида дает».
      Матушка прожила сто три года. Из каждого уголка страны она принимала людей. У нее было много вещей из Иерусалима, к которым она давала прикладываться, но не всем (так как многие приезжали из любопытства). Все приношения она принимала с большой радостью, как будто имела в них великую нужду. Сама же отдавала все принесенное другим. А большую часть из принесенного отдавала на храм «Всех скорбящих Радость», ремонт в церкви делался на средства матушки. После ее смерти, как святыня, разошлись кусочки дубового пенечка, который ставили ей под ноги. ...
     Благословляя меня с мамой домой, матушка, радостно улыбаясь, сказала: «Ничего они вам не сделают. Они будут осмеяны, а вас отпустят». И вот что произошло в дороге. Я зарисовала в своей школьной тетради тринадцать разрушенных храмов, увиденных за окном поезда. На одной из станций в вагон вошли три милиционера, обступили нас с мамой, отняли тетрадь и задержали. Потом привезли нас в Белгород и сдали в местное отделение милиции. Там нас долго держали, двое милиционеров не выдержали и ушли, а третий остался. Следователь связался с отделением милиции по месту нашего жительства. Узнав, что за нами ничего не числится и отец наш погиб на фронте, нас отпустили. А милиционера, который нас задержал, на самом деле осмеяли за то, что задержал малолетнего ребенка.
     Я с детства пела в церковном хоре. Когда еще была школьницей, то детям запрещали ходить в храмы, и псаломщица хора, в котором я пела, в угоду властям не разрешала приходить мне на клирос.
    Приехав к матушке Мисаиле, я пожаловалась ей на это. Она ответила, чтобы я не расстраивалась, потому что псаломщицы скоро не будет. И, действительно, через некоторое время храм был закрыт.
      Также матушка предсказала, что я буду работать в церкви, управлять людьми. И вот уже тридцать три года, как я регент хора. Когда мне было шестнадцать лет, мне предложили это место, так как храму необходим был регент. Для этого нужно было разрешение уполномоченного, и староста храма повезла меня в Липецк. Я очень переживала. Утомившись в дороге, я задремала. В этот момент мне явилась матушка, она быстро подошла, благословила и сказала: «Будет все хорошо, будешь служить в соборе». А было это в 1956 году.
     Мне сейчас пятьдесят восемь лет, как-то раз с мамой мы подарили матушке свою фотографию. Матушка благословила фотографию и произнесла, указывая на меня: «Будет хорошая монашечка». А мне сказала: «Оставлю мир, пойду в монастырь, Богу помолиться, кресту поклониться».
     На старости лет будешь жить в монастыре под покровом Божией Матери».
     Я и раньше стремилась в монастырь, но Господь чудесным образом берег меня от непослушания. Я, будучи школьницей, пошла проситься в монастырь, не желая ждать старости, так как этого очень хотела, но получила отказ: «Придешь, когда будет восемнадцать лет». В старших классах я не вступила в комсомол, мотивируя это тем, что если в монастырь не берут до восемнадцати лет, то почему в комсомол берут.
     Я бережно храню портретик матушки и чувствую ее помощь на протяжении всей жизни.
      При жизни матушка завещала своим чадам, чтобы они после ее смерти ходили к ней на могилочку и разговаривали с ней, как с живой, и она никогда не оставит их в скорбях.
  •   Орлова Лидия, г. Курск
   Жила я в селе Любицкое Медвенского района. Когда была еще молоденькой девушкой, со мной произошла такая беда. Через улицу жила женщина и была очень злой. Однажды она, поругавшись с мамой, сказала: «Дочь твоя красивая, но я ей сделаю плохо». Мама даже внимания не обратила на эти слова И вот, спустя три месяца, под Новый год, постом Рождественским, пригласила эта женщина нас, молодых ребят и девушек, и гости. Стала хозяйка разносить красное вино в рюмках, а мне поднесла после всех, одной. Я заподозрила недоброе и хотела перекрестить это вино и вообще не пить его, по побоялась насмешек своих друзей-комсомольцев. Ведь было время разгулявшегося атеизма Как только выпила вино, сразу закричала, сразу же мне стало так плохо, что меня увели домой. Два дня я корчилась, вся извелась, и отец мой посадил меня на сани и отвез к известному тогда врачу Акиму Никитичу Золотухину. Мне делали уколы, спасали, как могли, но ничего не помогало. Врач оказался опытный и после обследования посоветовал поискать батюшку. Рассказали моей маме о матушке Матроне, которая помогает безнадежным больным. Мама пошла к ней, рассказала, в чем дело. Посмотрела она на маму и говорит: «Ах, как же это за тебя доченька мучается». Дала ей для меня святую воду и наказала, чтобы как только мне станет немного лучше, я пришла к ней сама.
     Полегчало, и я пошла пешком. Шла 12 километров. И вместе со мной столько, столько народу к ней шло! У каждого свое горе. Я подошла к ее дому. Люди по очереди заходили к матушке, по четыре человека. Смотрела матушка на посетителя и не спрашивала, зачем пришел, с каким горем, а сразу давала совет, как быть. Посмотрела на меня и говорит: «Ну что, попила водицу?» А я ей: «Ага», — вместо «да». Матушка сказала, чтобы я села поближе. Взяла в руки крест и иерусалимский камешек. Читала молитвы «Отче наш» и «Богородицу» и еще молитвы краткие. Налила водицы, читала еще молитвы, осеняя три раза воду крестом и камушком иерусалимским. «Огради, Господи, рабу Твою Силой Честного Животворящего Креста Твоего, Небесным Омофором Пресвятой Богородицы, Небесными Ангелами, Херувимами, Серафимами, Ангелом Хранителем Божиим».
     Помолилась и еще раз благословила. Сказала: «Останется водицы мало, приходи опять ко мне». И обратила пристальное внимание на другую женщину. Совет дала разумный, за единую минуту. Если она что говорила, советовала, то так и надо было поступать и сказанному верить.
     Шла я от матушки домой, все было хорошо, и голова не болела, и так радостно и весело было идти! Вдруг у меня открылась рвота — а я в тот день ничего не ела, выпив только у матушки поллитровую кружку святой воды. Увидела я, как из меня вышли три кусочка черной крови, и мне стало еще легче, стало так легко и радостно, что мне казалось, что я лечу. Потом много раз ходила к матушке и поправилась потихоньку. Стала ходить в храм, вышла замуж и по сей день — в церкви. Матушку не забываю и поминаю всегда.
    А женщину, которая занималась чародейством, даже не хоронили. Пропала, как и не было человека. Даже места на сельском погосте не нашлось, не приняла земля. Спаси, Господи, сохрани нас от такого зла.
     Ходила я к матушке по дороге через станцию Полевую. Люди шли в Муравлёво (Зорино) и рассуждали о том, как это она все знает, и все, что скажет, сбывается. Приходим, опять очередь во дворе. Входим в дом вчетвером. Матушка начинает говорить вошедшей вместе с нами женщине: «У вас всю пасеку украли, не волнуйся, имей в виду, моя милая, придешь домой, чтобы сразу отслужили молебны Спасителю, Пресвятой Богородице, Николаю Угоднику, Иоанну Воину и всем святым...»
     Женщина, как и я, неразумная, говорит: «Матушка, а что мне сделать, чтобы нашлись улья?» А она отвечает ей: «Сделай то, что я сказала, и имей веру. Ваши ульи целы будут, даже принесут их в сад, где стояли». Потом при мне женщина эта приходила благодарить матушку: точно сбылось, утром встали — 15 колод в саду, каждая на своем месте.
      С подругой, помню, приходили мы к ней. Она подружке сказала: «Поедешь в город, будешь работать продавцом, попадешь в тюрьму, но ты не волнуйся, дадут два года, ты их не отсидишь, будет амнистия,  и тебя выпустят. Поедешь домой к маме, на праздник, познакомишься с человеком, который станет твоим мужем, будешь хорошо с ним жить». Так все и исполнилось, слово в слово. И сейчас она живет на Украине очень счастливо.
      Помню, как другая женщина о дочери своей спрашивала: за кого замуж выйти. Ее дочь заканчивала  институт, дружила с парнем-студентом, и решили они, что поженятся. А поехала в другой город, в дороге, в поезде, познакомилась с военным летчиком, и он ей очень понравился. Матушка посоветовала: скажи дочке, пусть выходит замуж за студента, скажи, не послушает моего совета — очень плохо будет. Потом уже узнала я, что не послушалась дочь той женщины. Вышла замуж за военного, чтобы побыстрей квартиру получить, поехали к его родным в гости, попали в аварию, отдавила машина ей ноги... Я всегда ходила к матушке без денег, денег не было. Так она мне каждый раз давала гостинцев: пряничков, конфет, яблочек и булочек — тогда у нас этого не было... Каждый раз давала мне просфорочки. И шла домой всегда — словно летела, весело, радостно, легко. Еще говорила она, что когда утром встанешь, первым делом надо поблагодарить Бога, сказать: «Слава Тебе, Господи, что ночь прошла благополучно, дай, Господи, чтобы и денек так прошел». И вечером — то же. И дела начинать надо, говоря: «Господи, благослови». Без благословения, без благодарения молитва не полная. Один человек может всех спасти, а может и погубить.
     Говорила матушка, на войне, когда командир ставит солдат в ряд, чтобы в бой идти, у каждого спрашивает: веришь, что мы победим? Солдат отвечает: «Верю», и другой — также, и третий, а если кто усомнится, все могут погибнуть. Вот что такое вера. Еще помню, женщина жаловалась матушке: плохая, мол, соседка у меня, ругается со мной. А матушка ей в ответ: и ты ругаешься с ней, бранью брань не прекратишь, только больше озлобишь, это как огонь огнем тушить. Надо терпение иметь, она ругается, а ты потерпи, а сама отойди от нее и умом помолись, скажи: «Господи, слава Тебе за все, дай, Господи, ей здоровья и прости нас обеих»; посмотришь, и тебе радостно будет, и ей, и будете беседовать без обиды, будто и не ругались вовсе. Часто повторяла матушка: надо любить людей.
  •   Александра  Жучина, г. Курск
     Я, Жучина Александра Захаровна, родилась и проживаю в Курске. Хочу написать о матушке Мисаиле, которая любила мою маму Веру Ивановну Ковалеву. Моя мама часто вспоминала ее слова и рассказывала нам. Матушка говорила: «Мои благодетели будут идти на Страшном суде впереди меня, а я — за ними». Говорила, чтобы мама приходила к ней на могилку, что со временем там будет построен храм. Этот разговор был во время войны, когда она оставляла ее на ночь. Спали вместе на печи, а утром говорила, в какую деревню идти, чтобы не встретить немцев. Когда нас (двоих дочерей) взяли в Германию, мама пришла к матушке и рассказала о своем горе. Стали они молиться, и матушка сказала: «Как бы одна из них не была мертва, очень ей плохо». Моя мама просила ее помолиться, сама молилась и ходила в церковь А после нашего возвращения мама узнала, как нам там было. В то время, когда матушка предупреждала о беде, одна из нас болела воспалением легких, а вторую допрашивали, приставив, пистолет к виску и хотели расстрелять... Матрона Гавриловна часто моей маме говорила: «Тебя чужие углы бьют да бьют». Мама была сирота, в двадцать лет вышла на четверых детей, старшей — восемь лет, а меньшей — два года. Когда стали взрослыми, были суды за дом.
     Матушка не всех принимала. Призывала всех к Матери Божией в Коренную, брать воду пить, ходить в храм, служить молебны для исцеления недугов своих. Приезжали к матушке из других городов за советом: как поступать в тех или иных случаях. Когда я выходила замуж, мама поехала на совет. Она совета не дала, сказав, что будет другой жених, с домиком и садиком. Второй раз приехала мама и жалуется, что дочка не хочет слушаться. Матушка сказала: «Будет слезы лить не в горсть, а в пригоршню».
     Все сбывалось, что говорила Матрона Гавриловна. Матушка говорила мужу моему: «Ты попал в хорошую семью, на цветы не бросайся, не будь бабочкой». Муж хотел перейти на другую работу. Она не разрешила: «На одном месте камень мхом обрастает, не уходи, ты и здесь будешь начальником». Все так и получилось. Ему подчинялись не только в Курске, но и во всех районах Курской области. Когда я плакала, то вспоминала матушку, молилась, и мне становилось легко.
    К матушке приходили с разными скорбями. Она всех ублажала, давала совет. Строга была с теми, кто хотел делать аборт. При мне был такой случай. Она всех принимала, мы сидели и ожидали своей очереди. И вот зашла женщина с ребенком. Матушка что-то искала под загнеткой и достала спицу, подает женщине и говорит: «На! Убей его, сейчас, он крещеный, а во чреве матери — грех непростительный». Матрона Гавриловна, монахиня Мисаила, была для людей утешением. Она давала советы, и кто исполнял, тот был счастлив. Она говорила, чтобы были крещеные, чтобы обязательно венчались.
  •   Коробкова Галина, 1999 г.
    Я, Коробкова Галина Ивановна, 1947 года рождения. Родилась в деревне Кувшиново. В многодетной семье я была последним, десятым ребенком. Самому старшему было 18 лет, когда он ушел на фронт (брат Николай, 1925 г.р.). Моя мама (Воробьева Анастасия Ивановна, 1904 г.р.) часто рассказывала нам, что недалеко от нас, в деревне Зорино, жила матушка (имени, к сожалению, я не помню). Многие люди обращались к ней за помощью. И когда от Николая очень долго не было известий, мама обратилась к ней за советом. Дело в том, что она не знала, как его поминать в церкви: о здравии или за упокой. Маму встретила довольно пожилая женщина, пригласила войти и предложила присесть. Мама заметила, что один угол комнаты, где они расположились, был весь занят иконами. Когда мама объяснила, зачем она пришла, матушка села на стул и как будто уснула. Потом она резко очнулась и произнесла: «Нет, деточка. Ты его сейчас поминай за здравие, так как он находится в очень тесном месте. Ты скоро получишь от него весточку, потом другую, а потом сама увидишь, что будет».
     Действительно, вскоре мама получила письмо от Николая, в котором он рассказал, что был в окружении и его спасли дедушка и бабушка, выдавшие его за своего сына. Затем было еще одно письмо, а потом пришла «похоронка». Николай погиб в 1945 году. В благодарность за совет мама решила отнести ей десяток яиц (больше нести было нечего), но про себя подумала, что десять яиц слишком много, надо кормить детей, и понесла пять яиц. Когда она принесла яйца матушке, та отказалась их брать, повторив вслух мамины мысли о том, что надо кормить детей. Это все, что мне известно об этой матушке, буду рада, если хоть чем-то смогла вам помочь.
  •   Лидия  Хромцова, г. Курск  1999 г.
     Была у меня семья, деток двое. Дочери четыре года, сыну — два. В начале 50-х арестовали моего мужа за кражу — и меня как соучастницу, «за сокрытие преступления». По решению суда детей отправили в детдом, а нас после приговора отправили по разным тюрьмам. Просидела я всего четыре месяца — и меня освободили, так как была амнистия для имеющих детей (а статья была — от 10 до 20 лет!). Вернулась домой, а потом и детей забрала по очереди, хотя и с трудом. С работой тоже было трудно, никуда меня не хотели брать из тюрьмы. Наконец, взяли уборщицей на обувную фабрику.
    Жила на квартире и думала, пока молодая, построить хоть какой-нибудь домик-времянку, чтобы было где жить с детьми.
    Узнала про матушку и прихожу к ней. Людей было много, я встала у двери, а пройти боюсь. Она увидела меня, позвала к себе, спрашивает: «Что ты пришла?» — «Матушка, я пришла спросить, строиться мне или нет, брать план или нет?» — «А деньги-то есть у тебя?» — «Денег нет, матушка, но я надеюсь на Господа Бога».
    Люди все заулыбались, дом без денег строить собралась! А матушка в ответ: «Ну что ж, деточка, — по столбику, по столбику, — стройся!» И крестом меня благословила. Немного спустя перевели меня подсобной рабочей в цех, зарплата стала намного больше. Стала я с Божией помощью заготавливать стройматериалы. А на еду почти не тратила. Куплю на месяц бутылку постного масла да один килограмм сахара — даже белого хлеба не позволяла. Вот так без голода был у меня голод. Зато со временем построила себе домик-времянку.
  •   Степанов Николай, с. Бунино
     Мой отец отказался идти в колхоз. Решил посоветоваться с матушкой, правильно это или нет, все люди ходили тогда к ней за советом. Пришел к матушке, а она спросила: «А как вы думаете: хорошо это или плохо?» Вроде, как у тебя, мол, голова есть, сам думай. Пришел домой и в колхоз так и не записался. У него отняли землю, не брали корову в стадо на луг, не давали работы, налоги платил вдвойне, притесняли, как могли. Кто не был в колхозе, тот претерпел муки, описать которые невозможно. Человек этот был презираем всеми. Но во всех трудных ситуациях отец оставался чудом в живых и не боялся никого, уповал только на Божию помощь.
  •   Степанова Мария Михайловна, с. Бунино, 2000 год
     В 50-х годах у меня был сынок больной, плохо ходил и не разговаривал. Все люди над ним смеялись, ходил голый, умственно был отсталый. Было ему лет семь, замучилась я с ним, да пошла к Зоринской матушке посоветоваться, как быть с ним, узнать, наконец, что с ним происходит. Думала, что у него испуг с детства или «младенческая». Пришла к матушке, рассказала все, а она подумала и поведала мне свою историю о какой-то женщине с подобной судьбой. И говорит, что, мол, у этой женщины мальчик с подобным заболеванием пожил до двенадцати лет и умер. Больше ничего не стала говорить. Мы уже забыли про этот случай. Прожил наш мальчик ровно двенадцать лет и летом умер на Троицу. Брат его стал корову выгонять, смотрит, а у него изо рта пошла пена с кровью.
  •   Алябьева  Александра  Трифоновна, г. Курск, 2000 год
    Моя сестра Анна до войны вышла замуж, но брак был неудачным (у мужа оказалась жена с ребенком). Отправила Анна его к семье. А во время войны в Курске появились военные, бежавшие из окружения, которым некуда было деться, возвращаться к своим — ждать неминуемого расстрела. Мы жили близ села Беседино на Выселках (10 дворов). Через нашу деревню проходили эти солдаты. И один из них решил остаться, жениться на сестре. Человек незнакомый, как поступить? Решили сходить к матушке за советом. А идти долго. Пока шли, дорогой сестра стала роптать: «Да что мы идем, да что она знает». Но все-таки дошли. Сразу с порога матушка повторила слово в слово, о чем был разговор. Но сестра встала на колени и попросила прощения. Матушка приняла нас. Когда все рассказали матушке, она задумалась, закрыла глаза, а потом благословила на брак. Они поженились. Он затем довоевал до конца войны, вернулся. Воспитали четверых сыновей и дочь, дожив до глубокой старости.
  •   Гранкина Мария Степановна, д. Зорино, 2000 год
     Пришла к матушке. «Ну, с чем вы пришли?» — спрашивает она. Отвечаю ей: «Муж меня бросил, ушел к другой, а сама я беременная, сынку вот еще пять лет». Матушка говорит: «Не одна вы — и много детей пострадало от этой женщины-разлучницы» (звали ее Мария Ивановна, была она председателем колхоза и поступала, как ей хотелось). И посоветовала мне матушка: «У вас рядом молельный дом, закажите просфору, разделите на кусочки и раздайте за здравие мужа». Не прошло и месяца, пришла я в больницу, где встретила эту Марию. А ей сделали операцию, удалили грудь, и она сказала: «Мы с тобой больше не встретимся». Умерла она. Мужа я простила ради детей своих.
  •   Толоконникова Зинаида Павловна, д. Зорино, 2000 год
     У моей мамы родились близнецы в 1929 году. Принесла их к матушке. Она говорит: «Смотри на них, они от тебя уйдут». Пожили полтора месяца и умерли.
     В 1943 году родилась у меня дочка Нина от пленного солдата, который стоял у нас в хате. Стыд и позор. Я в душе хотела ее смерти. Пришла к матушке, а она и говорит: «Хорошая у тебя дочка вырастет, будет добрая, замуж в этой деревне выйдет, люди будут завидовать». Так и вышло. Вот уже 2000 год. Дочка Нина живет в этой деревне, она счастлива и меня к себе забрала.
     Второй случай помню, когда дочка подросла, а мы с мамой пошли в поле за кормом. Я послала маму домой, так как девочка осталась одна, а по дороге на маму напали волки. Она потеряла сознание, а я бегаю, ее ищу, плачу. Не знаю, что делать. Побежала к матушке. Она меня успокоила, сказав, что мама жива осталась и вернется на закате солнца. Так и было.
     Третий раз я ходила к матушке, когда папа работал в колхозе сторожем. Украли у него два мешка хлеба, и папу забрали. Приговаривали: «Мы тебе покажем Иерусалим». Он был верующим. Я к матушке. Ответ был такой: «Ему быть дома, он ни в чем не виноват». Оправдали его, и он пришел обратно.
     Еще был очень страшный случай, о котором вспоминали долгое время. Матушка зря слов не говорила. Из села Любицкое приходила женщина. Она была замужем, а муж уехал. Написал ей, чтобы она продала все и приезжала к нему. Матушка ее предупредила: «Совета моего не даю, потеряешь ребенка». Она воспротивилась: «Как я его потеряю?» Продала все. Принарядилась, взяла ребенка и поехала. Пригласил он ее куда-то. Отвез за город, подвел к огромному оврагу, велел раздеться донага. Здесь-то она все и поняла. Она разделась, а один туфель не может развязать. Она попросила его развязать ей туфель, он нагнулся, а она его со всей своей силой и столкнула вместо себя. И полетел он в эту пропасть, а не она. Оделась и бегом в милицию, а адрес, куда приехала, забыла. Пока искали, хозяйка успела ребенка облить кипятком, и он умер. Так и потеряла ребенка. Потом приезжала, рассказывала всем, что бывает за непослушание.
  •   Бунина Анна Афанасьевна, с. Бунино Солнцевского района
     В 1946 году мне было 22 года, родителей у меня не было. Отец воевал на фронте, и позже — известий никаких, а мама умерла в 45-м году, оставив восьмерых детей мал мала меньше. Я приехала из Средней Азии в начале 46-го года. Хотела детей сдать в приют, узнать об отце, поэтому пошла к матушке за советом, прослышав от местных жителей о ней. Она мне сказала, чтобы я никуда детей не отдавала, придет отец и сам все сделает, а потом добавила: «Детка, война есть война, и на войне погибают, но ты побудь у них за отца и мать». Вот так я и осталась с ними. Воспитала их, выросли и разошлись.
     Теперь я думаю, что она все правильно сказала, не стала меня волновать. Спросила я еще про дядю, брата отца, жив ли он и где находится. Она сказала, что война без жертв не бывает и он погиб. Но и добавила: «Зачем он тебе, он с вами не жил и тебе не нужен».
    А тетка по матери хотела нас в приют сдать, ей нужна была наша хата. Пошла она к матушке на совет и вернулась очень злой. Матушка ей сказала: «Ты их не воспитывала и не воспитаешь, у них есть кому о них заботиться, сами будут жить». Вот так сказала, и все в точности исполнилось.
  •   Коровина Клавдия Егоровна
     Ходили к матушке с извечным вопросом о замужестве. Был у меня парень в армии, да посватался другой. Пришла спросить, за кого мне выходить замуж. Она спросила об их семьях, но родных не было у обоих. Матушка сказала, что надо ждать своего друга из армии, а за того выходить не разрешает. Проводила меня лугом, осенила крестом. Но не послушалась я ее и вышла замуж за другого. И вот теперь всю жизнь ее вспоминаю, так как жизнь не сложилась.
     Вспоминаю, как мои две соседки: Захарова Евдокия Гавриловна и Бобрышева Надежда Васильевна ходили к матушке спросить про своих мужей. У Захаровой Евдокии муж был сослан, и она спросила, где он находится и жив ли. Матушка сказала, что не ждать. А у другой женщины мужа забрали немцы. И ей старица ответила: «За кровь будет платить кровью». Дело в том, что он, будучи активистом, в 30-е годы, сослал на верную смерть мужа Захаровой Евдокии по доносу. Вот когда все разрешилось, да еще и в назидание следующим поколениям: «Не желай зла ближнему своему».
  •   Раба Божия Антонина, д. Барышниково, 2000 год
     В 1945 году вернулась с дочкой с фронта. Отец ребенка погиб. Вышла замуж, родила детей-двойняшек, двух девочек. А муж бросил нас, ушел жить к другой женщине из нашей деревни. Время было голодное, кормить детей нечем. От горя лишилась я разума: задумала отвезти этих девочек в «горелый лес», там военные жили, или в город, и подбросить в богатый дом. А дочкам по два годика было. Ночью снится матушка: «Приди ко мне на совет». Работала я на ферме, подоила коров утром и пошла к ней. Прихожу, матушка меня уже ждет. Зашла, она сидит, голова опущена и тихо говорит: «Что задумала, не делай. Сегодня дома ни кусочка хлеба, ни капельки молока, а завтра встанете, и подаст Господь. Не губи детей, Господь лета тебе продлит, задумала ты страшный грех совершить», — продолжила она. Поразилась я, как это она все знает, и не ослушалась. И правда, утром просыпаемся — то свекровь принесет кринку молока, то старшей девочке что дадут. Да так и выжили. А сейчас живу в деревне Барышниково с одной из этих девочек.
  •   Коровина Александра Васильевна, 2000 год
     Я любила одного парня, но случилось с ним большое несчастье. Лишился он руки. И была я в раздумье, выходить мне за него замуж или нет, хотя, грешная, была уже беременна. Пришла к матушке, но не стала говорить ни о его увечье, ни о своем грехе. Но она мне сказала, что я должна выйти за него замуж, что он — моя судьба. Благословила меня два раза крестом и сказала напоследок: «Никуда не денешься от него». Все матушка знала.
     А сестра моя пошла спросить про мужа, он остался живой после войны, присылал письма. Матушка ответила ей притчей, сказав, что многие остались на чужой земле, а многие погибли, когда ехали домой. А потом выяснилось, что эшелон, в котором они возвращались домой, взорвали, и он погиб.
  •   Левдик Тамара Михайловна,  г. Курск
     Моя мама лежала неподвижно, с больным позвоночником. Показывали ее всем врачам, диагноз ставили все одинаковый и говорили — неизлечима. Поехали к матушке в Зорино. Она посоветовала сходить в церковь и отслужить молебен Николаю Угоднику и сказала: «Ваша мама будет ходить». Отслужили молебен, и сразу появилась мысль, что маму надо вынести летом на солнце. Мы поставили ее кровать в саду нашего дома. И мама пошла и ходила до самой смерти сама в церковь.
  •   Гранкина Лидия Александровна, д. Зорино
     У моей тети заболел сынок скарлатиной. Пошла она к матушке на совет. Матушка сказала ей: «Не умрет, но не кормилец». Когда исполнилось двенадцать лет, погиб, подорвавшись на мине.
  •   Лукьянчикова Ангелина, Нечаева Наталья, Губанова Ольга, г.Курск,  27.06.2010 года
      Ранним теплым тихим утром 27 июля с.г., подходя к могилке матушки Мисаилы, мы почувствовали благоуханный аромат, похожий на ладан.  Были этим очень удивлены и восхищены. Поставив свечку, помолившись, поблагодарив матушку Мисаилу, спустились к источнику, на котором молилась матушка. Нас встретил водопад кристально чистой воды – водопад жизненной силы, радости, счастья и умиротворения. И весь этот короткий путь, от могилки до источника, нас сопровождал этот дивный запах и запах луговых цветов, скошенной травы. Захотелось ещё и ещё раз побывать на могилке матушки Мисаилы, источнике и в домике, где жила матушка.
  •   Зорина Зинаида Трофимовна, 1929 г.р., с.Зорино, июнь 2010 года
     В 1943 году я проживала в с.Зорино и  меня  из винтовки ранил полицай, пуля застряла в коленке. Мать отвезла в Курск в больницу, где два хирурга  осмотрели меня и отказали в операции, так как с их слов, если ее делать, то моя нога останется неподвижной. Они посоветовали вернуться в деревню и ждать - может пуля сама выйдет. В деревне я пол-года не могла нормально ходить, время шло, а ситуация с ногой не улучшалась. Тогда моя мама решила меня снова вести в больницу. Однако перед поездкой пошла за советом к матушке Мисаиле, которая сказала: «Если отдашь ее в больницу, то хоронить тебя будет некому, а если не отдашь - дочь тебя похоронит, а нога ее пройдет, и она будет бегать и танцевать лучше других». Мать не поехала в больницу, осталась в деревне, а через день во время бомбежки больница сгорела дотла. Прошло время, нога прошла сама, и я потом действительно танцевала больше и лучше других.
  •   Скрипкина Лидия Николаевна, 1950 г.р. (г. Курск, 3-Маковский переулок). 11.07.2010 года
     Рассказываю о случае чудесной помощи монахини Мисаилы. Это произошло в 2010 году. У меня сильно заболело ухо, да так что я не могла спать, такие были боли. Я обратилась к врачам, мне предложили лечь в больницу и сделать операцию, но я решила сначала поехать на могилку Мисаилы и на источник взять водички. Дома я помолилась и попросила помощи у Мисаилы, затем закапала эту водичку в больное ухо и легла спать. Утром проснулась, а ухо прошло, даже вообще не заметно было что недавно  оно сильно болело. Операция не понадобилась. Все это произошло благодаря помощи матушки Мисаилы.
  •   Овсянникова Лариса, г.Курск, 27.07. 2010 года
     Я начала ездить к матушке Мисаиле год назад. У меня пропадал и очень болел сын – пил, уходил из дома, а потом еще и серьезно заболел. Приезжала к матушке сама, как только улучалась  свободная минутка. Потом  мне удалось отвезти к матушке Мисаиле своего сына. Я в слезах от всего сердца  просила матушку  о помощи, о спасении души,  здоровья и жизни моего сына. И чудо произошло. Вдруг сын сам изъявил желание прекратить пагубный образ жизни, оставить всё и уйти в монастырь. Сейчас он уже 2-й месяц  живет в монастыре послушником. И все это произошло по благословению матушки Мисаилы. Низкий ей поклон!!!
 
  •   Ларионов Владимир Никитович,
    1961 г.р., д.Барышниково, Курского района, Курской обл., август 2010 г.
     У свекрови матери Дарьи Романовны было три сына и все были на фронте. Она пришла к матушке Мисаиле узнать, живы ли её сыновья. Она успокоила, сказав: «Не волнуйся, но доживать ты будешь с Максимом, одним из сыновей». Двое из них погибли.
       У Дарьи Романовны заболел сын 1948 г.р. Матушка Мисаила успокоила и подала ей святой воды, ладан и говорит: «Придешь домой покади его ладаном и радуйся, что твое чадо в рай попадет». Он умер в 1950 году. 
       Мой брат живет в Харькове, сейчас ему 73 года и он на пенсии. Мальчиком он часто бегал к матушке Мисаиле, она баловала его лакомствами и говорила ему: «Вырастешь, будешь начальником». И действительно он потом работал на заводе Малышева начальником ПРБ и начальником цеха до самой пенсии.
       Моя мать дружила с соседкой Бесединой Евдокией, часто ходила к матушке Мисаиле. Отправляясь к ней Евдокия взяла стакан пшена Матрене Гавриловне, «Моим бы детям хватило бы три раза сварить». Матушка ответила на их вопросы, а потом Евдокия подает ей стакан пшена, а матушка ей говорит: «Мне ничего не надо, а твоим детям хватило бы на три раза сварить». Евдокия упала перед матушкой на колени: «Матрёна Гавриловна – это мои слова» - «Да, так ты говорила, а мне ничего не надо».
      Моя соседка, тоже жительница д.Барышиково Таисия пошла к матушке и говорит подруге: «Зачем мне идти к Матрёне Гавриловне, что она мне кусок хлеба даст?» Приходят, Таисии матушка ответила на вопросы, а соседке молча отрезала кусок хлеба и подает, та просто обомлела.   
  •   Гераскина Юлия Александровна, г.Курск, 29.08.2010 года
     Я, Гераскина Юлия Александровна, рассказываю свой случай о помощи монахини Мисаилы. Это произошло в 2009 году, я очень сильно заболела. В больнице врач сказал, что ситуация очень серьезная, и спасет меня только молитва. Я действительно была на грани жизни и смерти. Мне рассказали, что очень помогает в таких случаях помощь по молитвам к монахине Мисаиле. Пока я была в реанимации, муж поехал в д.Муравлево на могилку Мисаилы. Там он помолился за мое исцеление. Очередная операция прошла успешно, здоровье мое восстановилось. После выписки из больницы я поехала на могилку к Мисаиле и поблагодарила ее своё исцеление. 
  •   Потемкина Елена Владимировна, г.Курск, 20.10.2010 года
     Впервые мы с мужем приехали на могилу матушки Мисаилы 10 лет назад. У меня была сделана на правой руке операция. Через месяц после операции опухоль выросла еще больше. Мне в православной лавке города Курска посоветовали приложиться к иконе «Троеручица» в селе Колодное. Эта икона раньше принадлежала  матушке. После службы мы с мужем пешком, не зная дороги, пришли к могилке. Дорогу нам указали голуби. Тогда еще не было все благоустроено, и могилу было не видно, но по воле Божией и молитвам матушки, мы добрались. С тех пор рука меня не беспокоит, а опухоль  исчезла вскоре  после посещения могилы (в 2009 году).
      Я молилась у могилы матушки о замужестве подруги и устройстве на работу мужа. Вскоре подруга встретила будущего мужа и вышла замуж, а мой муж нашел работу. В мае 2010 года мы всей семьей опять поехали к матушке на могилу. От станции Полевая, через луг шли пешком (около 7 км). У меня очень болела нога (суставы). Никакие мази не помогали. Идти было тяжело, и я разулась. Почти всю дорогу прошла босиком. Назад было легче идти. А на следующий день, идя на работу, я поняла, что боль совсем исчезла. С тех пор прошло полгода, я чувствую себя здоровой!
       Матушка Мисаила, моли Бога о нас грешных.
  •   Овсянникова Лариса Алексеевна, г.Курск, 01.11.2010 года
Посвящаю матушке мое стихотворение.
Матушка Мисаила мне очень помогла вытащить из блуда моего сына.

Ах, ты жизнь моя горемычная
Сколько била ты меня на пути
И трепала меня и ласкала меня
Не давала сбиться с пути

Мужа отняла, жизнь испортила
Дети в скорби, в болях, нуждах
Ох, головушку мою буйную
Оторвать было некому мне

А теперь, годы пройдены
К Богу я пришла, наконец
И Святая Богородица
Помогает, приходит ко мне

Мисаилушка - ты заступница
И помощница ты моя
В ножки кланяюсь
и молюсь тебе
Низко кланяюсь тебе!
  •   Холодилина Лидия Васильевна, 1933 г.р.,  05.10.2010 года
       Рассказываю  о нескольких случаях чудесной помощи матушки Мисаилы, которые мне известны.
       Во время войны у моей соседки муж Григорий Яцкин не вернулся с фронта. Домой пришло известие о нем как о без вести пропавшем. Его жена не знала, как за него молится – как за живого или за мертвого и пошла к матушке за советом. Та ее встретила и сказала: «Не накрывайте стол белой скатертью, подождите». Жена поняла, что ее муж жив и стала ждать. И действительно, прошло время, и муж возвратился домой. Оказывается, был в плену.
       Две  мои соседки пошли к матушке за советом. По дороге они разговорились между собой. Одна из них и говорит: «Придем, а она в стаканчике ложечкой поболтает, даст попить и все». Когда женщины подошли к домику, матушка их встретила  на пороге фразой: «Поболтаю, поболтаю, выпить дам и отправлю домой».  Женщины смутились. и попросили прощения. Матушка простила, приняла их и дала совет.

      В 1950 году я жила в селе Колодном. Мой брат с семьей в это время жил и работал на Севере в КОМИ АССР. Я закончила Обоянскую сельскохозяйственную школу и очень хотела уехать на Север, но моя мама отправила меня к матушке за советом. Матрена Гавриловна встретила мня в своем домике и сказала следующее: «При солнышке светло, а при матушке тепло. Скоро появится молодой человек, благословляю тебя выйти за него замуж». Я вернулась домой, все рассказала маме и она рассудила – мне никуда не ехать. А вскоре из армии пришел парень и предложил мне выйти замуж. В последствии брат с семьей не стал жить на Севере и вернулся в Курск. Так все предсказанное матушкой сбылось.
     Могу сказать главное – к матушке со всех деревень Курской области, Курска и других городов постоянно шли и шли люди со своими бедами и горестями и всем она находила доброе слово, мудрый совет, оказывала  духовную помощь.
 
  •   Игумен Вениамин, наместник Коренной Рождества Пресвятой Богородицы мужского монастыря
Произошло это в 2001 году, когда я был в  скиту преподобного Серафима Саровского в Коренной Пустыни. Однажды напала на меня сильная головная боль, хотя обычно я головными болями не страдал. Трое суток  мучили сильные боли, ничто не помогало вылечиться, и тогда мне  посоветовали съездить на могилу монахини Мисаилы. На ее могиле я отслужил панихиду, но боль не ушла. Тогда  я спустился к источнику, который находится рядом, и умылся. Неожиданно в течение нескольких секунд наступило полное исцеление.
  •   Анна Тимофеевна Фазулина, г. Курск
Я несколько раз была у матушки и хорошо ее знала. Первый раз я была у матушки в 1942 году. У нее была простая комнатка: стол и две лавочки, в обоих углах были иконочки. Я пошла с невесткой, и невестка моя говорила: «Да что она знает?» С таким настроением нам не советовали идти, но мы все равно пошли. Когда вошли к матушке, она говорит: «Да что я знаю, но проходите, проходите». Тем самым дала нам понять, с каким настроением мы к ней пришли. Я спросила об отце, жив ли он. Матушка ответила, что жив, живет хорошо, скоро получим от него известие и уедем к нему, но дорога будет несчастливой.
Потом матушка повернулась ко мне и сказала: «Не знаешь ни одной молитвы. Придет время, и ты узнаешь молитвы, и тебя Господь будет хранить». И дала мне молитву «Святый Боже».
Помню такой случай. В 1942 году на станции, недалеко от Полевой, занятой немцами, наши танкисты ворвались в поселок, завязался бой, жители попрятались кто куда, немцев выбили. Одна женщина очень плакала, ей сказали, что во дворе ее дома лежит военный лицом к земле. В свое время матушка Мисаила ей говорила: «Твой сын домой придет, но порога не переступит». Когда бой закончился, ее дочка пошла домой посмотреть — это действительно был их сын и брат.
Зимой, в конце 1942 года, мы жили на вокзале станции Ямская и хотели уехать домой в Курск. Как-то шли мы мимо матушкиного дома: мама, моя тетя и я. Тетя говорит: «Давайте зайдем». А мама ей в ответ: «Что она знает?» Все же мы зашли. Матушка нам, как в прошлый раз, ответила, что она ничего не знает, но войти пригласила. Тетя сказала матушке, что мы решили ехать домой. «Собрались — и поезжайте, детей поморозите и назад приедете», - таков был ответ.

Не доезжая до Курска пятнадцати километров, мы зашли в какой-то дом отдохнуть, а нам сказали, что ехать не надо, так как немцы заставляют рыть могилы и расстреливают. Переночевали и решили вернуться обратно. Дошли до деревни Кувшиново, стали переходить поле, дошли до его середины, как вдруг начался сильный ураган. Снег залеплял нам глаза. Дороги все замело, и мама шла на лай собак. Дошли до деревни. Там мы пробыли сутки, пока не расчистили дорогу, и вернулись назад. От матушки мы жили в восьми километрах. Она говорила моей маме: «Когда будете идти мимо меня, заходите, а потом дальше пойдете». И так они (моя мама и тетка) делали. Трижды они заходили к матушке, она в это время кушала, маму мою сажала с собой, а тетку — нет. Мама тетке говорила: «В чем дело, она меня сажает, а тебе слова не говорит». А тетка ей отвечала: «Потому что я гадаю». Когда мне мама рассказала, я ей объяснила: «Да это потому, что когда тетя работала директором детского дома, к ней приехала ее мама (моя бабушка) и она отправила ее назад, а бабушка умерла с голоду. Это было еще до войны».
Вот какая была матушка Мисаила, ей Господом было открыто очень многое.  
  •   Осипенко Валентина Филипповна, жительница села Муравлево Курской области
Всю жизнь я  проработала фельдшером, лечила других, но в 2004 году сама серьезно заболела. Внезапно катастрофически стало падать зрение, появилось косоглазие, и все вокруг стало двоиться и троиться. Я обращалась и к глазному врачу, и к невропатологу, а зрение ухудшалось, лечение результатов не давало, и тогда  пошла на могилку бабушки. Обняла надгробие памятника и так горячо молилась и просила: «Матушка Мисаила, помоги мне». Трижды приложилась к надгробию, и вдруг меня окутала теплая волна, я даже отшатнулась. Со мной было четверо родственников, и они почувствовали это тепло. У девочки девяти лет исцелилась ножка, а у меня прошла глазная болезнь.
  •   Лидия Николаевна Каткова, регент Вознесенского храма г. Ельца
Будучи девочкой, я знала о матушке понаслышке. Моя мама была верующей женщиной, за это была гонима и была вынуждена переезжать из города в город. В 1953 году мы посетили матушку. Она уже была стара, плохо слышала и с трудом ходила, но когда начинала молиться, то становилась неземной, словно прозрачной. Увидев матушку в окружении множества людей, мама растерялась: «Как спросить о судьбе отца?». После молитвы матушка благословляла всех крестом из Иерусалима и при этом отвечала на все вопросы. И вот, когда подошла очередь мамы, матушка благословила ее и сказала: «Вы хотели спросить об отце? Отец живой, а вы будете поминать его за упокой».
Прошло некоторое время, и мама, потеряв всякую надежду дождаться мужа, по совету батюшки отслужила первую панихиду, а я поминала отца за здравие. В первую ночь после панихиды моей крестной приснился сон: видела она отца моего и предлагала ему принесенные на панихиду дары: «Николай, это тебе». От даров он отвернулся и промолвил: «Мне это не нужно, мне Лида дает».
Матушка прожила сто три года. Из каждого уголка страны она принимала людей. У нее было много вещей из Иерусалима, к которым она давала прикладываться, но не всем (так как многие приезжали из любопытства). Все приношения она принимала с большой радостью, как будто имела в них великую нужду. Сама же отдавала все принесенное другим. А большую часть из принесенного отдавала на храм «Всех скорбящих Радость», ремонт в церкви делался на средства матушки. После ее смерти, как святыня, разошлись кусочки дубового пенечка, который ставили ей под ноги. Благословляя меня с мамой домой, матушка, радостно улыбаясь, сказала: «Ничего они вам не сделают. Они будут осмеяны, а вас отпустят». И вот что произошло в дороге. Я зарисовала в своей школьной тетради тринадцать разрушенных храмов, увиденных за окном поезда. На одной из станций в вагон вошли три милиционера, обступили нас с мамой, отняли тетрадь и задержали. Потом привезли нас в Белгород и сдали в местное отделение милиции. Там нас долго держали, двое милиционеров не выдержали и ушли, а третий остался. Следователь связался с отделением милиции по месту нашего жительства. Узнав, что за нами ничего не числится и отец наш погиб на фронте, нас отпустили. А милиционера, который нас задержал, на самом деле осмеяли за то, что задержал малолетнего ребенка.
Я с детства пела в церковном хоре. Когда еще была школьницей, то детям запрещали ходить в храмы, и псаломщица хора, в котором я пела, в угоду властям не разрешала приходить мне на клирос.
Приехав к матушке Мисаиле, я пожаловалась ей на это. Она ответила, чтобы я не расстраивалась, потому что псаломшицы скоро не будет. И, действительно, через некоторое время храм был закрыт.
Также матушка предсказала, что я буду работать в церкви, управлять людьми. И вот уже тридцать три года, как я регент хора. Когда мне было шестнадцать лет, мне предложили это место, так как храму необходим был регент. Для этого нужно было разрешение уполномоченного, и староста храма повезла меня в Липецк. Я очень переживала. Утомившись в дороге, я задремала. В этот момент мне явилась матушка, она быстро подошла, благословила и сказала: «Будет все хорошо, будешь служить в соборе». А было это в 1956 году.
Мне сейчас пятьдесят восемь лет, как-то раз с мамой мы подарили матушке свою фотографию. Матушка благословила фотографию и произнесла, указывая на меня: «Будет хорошая монашенка». А мне сказала: «Оставлю мир, пойду в монастырь, Богу помолиться, кресту поклониться». На старости лет будешь жить в монастыре под покровом Божией Матери». Я и раньше стремилась в монастырь, но Господь чудесным образом берег меня от непослушания. Я, будучи школьницей, пошла проситься в монастырь, не желая ждать старости, так как этого очень хотела, но получила отказ: «Придешь, когда будет восемнадцать лет».
В старших классах я не вступила в комсомол, мотивируя это тем, что если в монастырь не берут до восемнадцати лет, то почему в комсомол берут.
Я бережно храню портретик матушки и чувствую ее помощь на протяжении всей жизни.
При жизни матушка завещала своим чадам, чтобы они после ее смерти ходили к ней на могилочку и разговаривали с ней, как с живой, и она никогда не оставит их в скорбях.
  •   Рожкова Анна, г.Курск
Примерно в 2007 году моя знакомая подарила мне фотографию монахини Мисаилы. Я ее отнесла ее домой и там оставила, прошел месяц, и вдруг она стала мироточить и благоухать. Это чудо длится уже четыре года и проявляется по настоящий день. 19 ноября 2010 года в день рождения матушки я приехала на панихиду к могилке, а затем к ее домику. На лугу у домика появилось сильное благоухание, это почувствовала я и другие паломники, человек 15, которые оказались  в этом месте. Удивительно то, что луг благоухал тем же ароматом, как и фотография Мисаилы, которая хранится у меня дома.
– Я, как и матушка Мисаила, родом из села Муравлево, под Курском, – вспоминает отец Виктор Гранкин. – Когда она лежала в гробу, и ее уже собирались похоронить, матушка телом замерла, а духом находилась в вечности, там ей открылись тайны Божии, к ней являлась Сама Пречистая Богородица. Когда схимонахиня Мисаила встала из гроба, псаломщик, читавший над нею Псалтирь, в ужасе убежал за деревню. Но это было еще когда меня и на свете не было. А вот о том, что было со мной, хочу рассказать.
Матрена Гавриловна (так ее тогда все звали) уже ждала нас, когда мы вместе с тетушкой пришли к ней в домик на окраине села Муравлево. Она посадила нас напротив и стала спрашивать у меня, зачем я к ней пришел. Я ответил, что заканчиваю учиться на бухгалтера и мне предлагают поехать в Германию на работу (время было послевоенное). Она подумала и усмехнулась, обращаясь к тетке:
– Глянь куда надумал ехать? Бумажки в руках ворочать. Ты их здесь будешь перекидывать. Вот тогда я у тебя спрошу, все ты их прочитал или просто бросил от лени своей.
Я тогда ничего не понял. А Матрена Гавриловна все свое, мол, не хочешь бумажки читать, а будешь. Так Бог благословил. Я помялся, да и ушел. В Германию, однако, не поехал по ее совету.
Через некоторое время что-то не заладилось на работе у моего крестного отца, брата матери Степана Ивановича. На семейном совете решили, чтобы Степан поехал к Матрене Гавриловне за советом, что ему дальше делать, а заодно спросил бы вновь обо мне. Степан приехал в Муравлево. Народу в домике, как он потом рассказывал, было много. Матрена Гавриловна многих приняла, а некоторых отослала домой. А после вышла в комнату, где находились ее родные и вместе с ними мой крестный. Он начал при всех рассказывать о своей беде. А Матрена Гавриловна его отругала (тоже при всех), да отругала крепко, что случалось вообще крайне редко. Потом Степан спросил, что делать с Виктором, со мной то есть, ведь предлагают ехать в Германию, может там парень подрастет, оденется, время ему жениться…
– Я тебе скажу по секрету, так как ты ему родной дядя и крестный отец. Он в скором времени станет священником. Он тебя зовет отцом, а тогда ты будешь звать его отцом Виктором. Но прошу тебя, никому об этом не говори, особенно ему. Время придет, он сам оставит все мирское и пойдет “бумажки листать”. А ты пойди к своему начальнику один и попроси у него прощения, он тебя снова примет, а я за тебя буду молиться, куда деться от вас, ведь свои, родные. Матери передай привет и отцу, а также Кирею, с него пример бери, а то связался с глупыми и сам стал глупый.
– Мне глаза некуда было деть от стыда, – рассказывал потом крестный, – она отшлепала меня как мальчишку, да еще при всех, не знал, куда деться, только стоял и молчал.
После этого в семье ко мне стали как-то по-другому относиться. Однажды иду с дедом в храм к вечерне, а он мне и говорит:
– Тебе, Виктор, священники нравятся?
– Дедушка, я за ними не смотрел.
– Нет, Виктор, а их служба или, скажем, работа тебе нравится?
– Нет! Нельзя ни выпить, ни пойти в театр... А почему ты спрашиваешь?
– Да так…
Умер Сталин. Однажды мы снова пошли с дедом в церковь, и не знаю сам, как это все случилось, но я ему почему-то сказал:
– Дедушка, я бы пошел учиться на священника…
И пошло-поехало. Кто меня за язык тогда потянул, я до сих пор не знаю. И по-прежнему “листаю бумажки” о здравии да за упокой. Разве мало было поминаний за всю жизнь! Только не ленись, читай…

А вот еще случай. Мне родительница рассказывала про одну свадьбу. Невесту провожали в новый дом с приданным, запрягли пару лошадей. А ехать надо было через луг, и вот на полпути остановились лошади: их и так, и сяк, а они на дыбы, и молодые мужики ничего не могли с ними сделать. В чем дело? Народу много, все дивятся. Перепрягли лошадок, и снова такая оказия. Они бить лошадей, а те задом… Бабушка моя тогда бегом к Матрене Гавриловне, ведь невеста – соседка ей. А Матрена Гавриловна ей и сказала:
– Вот как насмеялись над вами.
Помолилась над водой, камушек из Иордана, с того места, где стоял во время Своего Крещения Спаситель, опустила в воду и сказала бабушке:
– Саша, беги бегом, покропи вокруг лошадей водой, и все в порядке будет…
Так и сделали, и лошади тихо-спокойно пошли.
Вокруг домика схимонахини Мисаилы всегда было столько народу, словно кого-то хоронят, много приезжало к ней молодежи. Когда сходили с поезда, вагоны со станции Полевой отправлялись пустыми. Дальше, до Муравлево, люди шли пешком, лугом километров шесть. Случалось, дорогой между собой давали волю языку, мол, пойдем с бабулей поболтаем. Приходили, у дома народа уйма, а Матрена Гавриловна к одним таким пустословам вышла, назвала их при всех, дескать “Пришли мои голубки серые”, - и каждому по пустому стакану дает и говорит: "Ну, детки, теперь не со мной поболтайте, а вот с этими ложками в стаканах, вы за этим шли". Тем стыдно стало, ведь люди грамотные, учебу в мединституте заканчивали.
В конце Великой Отечественной войны мы жили в Донбассе, я учился, жизнь налаживалась, и вдруг мои родители получают телеграмму из Курска от деда Ивана. Мол, умерла сестра Валя, ее муж погиб на фронте, и остались двое детей, девочке пятый годик, а мальчику два. Мать моя с тех пор каждый день о них плакала и наконец мне сказала: “Сынок, давай возьмем девочку себе. Ты будешь ее любить как свою сестру?” Что я мог ответить… Через какое-то время мать поехала за девочкой в Курск и пошла посоветоваться к Матрене Гавриловне. Старица сказала матери:
– Это, Симочка, поступок очень хороший. Господь за сироту вам много грехов простит, и сына твоего вразумит, направит на правильный путь. Только тряпки никакие не бери с собой. Ты скоро приедешь, да так быстро, что и оглянуться не успеешь. Мать оторопела и не знала, что сказать, но немного посидев, заметила, что нам так хорошо в Донбассе, мы там хорошо живем, разве только птичьего молока не хватает, и как мы бросим все и переедем в полуголодный край? Ей не верилось.
– Не верится? – переспросила Матрена Гавриловна, – Как вы бежали с родины в Донбасс, так и приедете все вместе!
Пришел 1946 год. Моего отца оклеветали, он быстро взял расчет на работе и тут же выехал в Курск вместе со всей семьей, подальше от греха. Так я и оказался снова на родине – как предсказала блаженная старица.
  •    Насельник Свято-Троице-Сергиевой Лавры игумен Михей (в миру Иоанн Тимофеев)
- Жизнь в то время очень-очень трудная была, - вспоминает отец Михей, - хотя люди как-то не унывали, находили какие-то радости... Мне во время Великой Отечественной войны пришлось тяжелой болезнью переболеть, опухоль мозга была у меня. А лет с восьми я перестал расти. Оставался таким, каким в школу пошел. До двадцати восьми лет я ростом был как ребенок. Мама-покойница привезла меня из дальнего села за г. Старым Осколом Белгородской области, где я родился, в облздравотдел. Меня положили в больницу на обследование, которое не давало никаких результатов, только брали пункцию головного мозга. Старые люди в те годы еще вспоминали о Боге, бывало, учили друг друга молиться, как могли, сохраняли в душах святую веру, ведь гонение на Церковь было адское. Моя мама, когда мы приехали в г. Курск, ходила на богослужения в не закрывавшийся Сергиево-Казанский кафедральный собор, который строили родители Преподобного Серафима Саровского праведные Исидор и Агафья. И одна верующая бабушка посоветовала моей маме: "Деточка, ты возьми из больницы-то своего сыночка, он хоть у тебя ростом маленький, но пока здоровенький". Мама услышала о старице, которая принимает всех, кто к ней приезжает, старицу звали Матрена Гавриловна Зорина, и мы поехали к ней в село Муравлево под Курском. Сошли с поезда на станции Полевой, потом шли пешком. Долго шли. Добрались до села уже под вечер. Вот стучит в окно моя мама, и выходит старица...
 
- Матушка, примите нас, - просит мама.- Давно я тебя жду, - смотрит на меня Матрена Гавриловна, - ну, заходите-заходите... - и подвела меня вот к этому камушку приложить...
 
-Игумен Михей пристально, с каким-то неотмирным радостным умилением взглянул на фотографию камушка из реки Иордан, лежащего перед святыми образами в том самом домике Матрены Гавриловны Зориной, куда когда-то давным-давно привезла его, совсем еще мальчика, родная мать. Мне показалось, что он вот-вот заплачет, но он продолжал рассказ:
 
- Я уже потом узнал, что старица была схимонахиня Мисаила, а тогда все звали ее Матрена Гавриловна. Мама попросила ее помолиться за меня. Семь классов школы я окончил, в восьмой опоздал, больной, что делать? А я тогда увлекся игрой на баяне. "Мама, спроси, - говорю, - можно ли мне в музыкальный техникум поступить?" Мама спросила, а матушка Мисаила руками замахала: "Что ты, что ты? Нет, нет, нет". Тогда я осмелел и спросил: "Матушка, я живу без отца, как мне быть?". Она ответила: "Тебе Бог даст такого отца, такого...".

В музыкальный техникум поступать мне даже и не пришлось, оставил я баян. Как сейчас помню, оставила нас матушка у себя переночевать, рано утром люди к ней пришли, много людей. На прощанье она мне гостинцев дала. Сад рядом с домиком был, ее собственный, а превратился в колхозный. Так она мне даже яблоко оттуда сорвала, благословила, помолилась, всю ночь молилась она обо мне. Когда я, грешный, спал.

Так изменился весь путь моей жизни, совсем по-иному пошел. Когда вернулись в Курск, мама повела меня на благословение к Владыке, Епископу Гавриилу (Огородникову), который временно управлял тогда Курско-Белгородской епархией, срок его управления подходил к концу. Он позвал меня к себе, благословил. Это было в Сергиево-Казанском соборе, в верхнем храме Преподобного Сергия, Игумена Радонежского и всея России Чудотворца. Я приложился ко всем иконам, особенно запомнилась икона Божией Матери "Знамение" Курская Коренная. "А хочешь, я тебя к себе возьму?" - спросил меня Владыка. Сердце во мне так и затрепетало, смотрю на него снизу вверх: "Хочу..." Мама оставила Епископу наш почтовый адрес, и вскоре он прислал мне письмо из Вологды, куда Патриарх Алексий I его направил на служение: "Дорогой Ванюша, приезжай ко мне через Москву, будешь у меня послушником"... Мама помолилась, собрала меня в дорогу, положила земной поклон перед деревенскими образами и заплакала. "Может быть, я не вернусь больше сюда", - подумал я. Так и произошло, много десятилетий я не был в Курске. И только в прошлом году Господь удостоил меня побывать на могилке моей благодетельницы, матушки Мисаилы, в селе Муравлево под Курском, отслужить ей панихиду, побывать в том самом Сергиево-Казанском соборе, где когда-то Господь призвал меня на служение Святой Церкви.
 
Игумен Михей как-то особенно, по-старчески склонил голову, пристально всматриваясь в глубину прожитых лет.

- А потом Владыка Гавриил направил меня на учебу в Московскую Духовную семинарию, - тихо промолвил он, - каждые каникулы я к своему Владыке ездил, иподиаконом у него служил, с посохом стоял у Царских врат.

- Это про него матушка Мисаила Вам предсказала? - спросил я.

- Да, видимо так, - застенчиво улыбнулся отец игумен, - но еще больше она сказала... Отца, воистину благодетеля Господь мне послал. После окончания семинарии меня направили служить во вновь открывшемся храме Московской Духовной Академии, здесь же, в Лавре, под покровом Игумена Сергия. В Академию я не пошел, старцы позвали меня пономарить в Храме. Будущий Патриарх Московский и всея Руси Пимен был тогда наместником Троице-Сергиевой Лавры. Старцы его попросили за меня. И вот с двадцати трех лет так и живу здесь. По молитвам за меня, грешного, схимонахини Мисаилы, Господь отца мне дал, великого отца. Отец мой духовный - это... Преподобный Сергий Радонежский. С его-то храма в Курске началась моя дорога...

Со словами благодарности Спасителю и Преподобному Сергию на устах игумен прослезился, как ребенок.

- Да и "баян" для меня нашелся, - добавил он, немного помолчав, - ух какой "баян"! Двадцать пять лет в Лавре я в колокола звонил. Вот на этой самой колокольне... А сейчас стар, стар.

Игумен Михей благословил нас на дорогу. К раке с мощами Игумена Земли Русской не прекращался людской поток.
  •   Правнучка монахини Мисаилы Ольга

     Я всегда верила, что моя бабушка мне поможет. Она всегда знает, что нам нужно. Однажды у меня сильно заболел желудок. Две недели я очень мучалась. Врачи подозревали камни в желчном пузыре. Плохо мне было очень. И вот однажды я лежала,  шевельнуться не могла, а бабушкина фотография – напротив меня, в монашеском одеянии, строгая такая. Ну вот, стала ее просить: бабушка, миленькая помоги мне, мне очень плохо.  Просила, просила, и боль отошла постепенно. И вдруг ночью я ее вижу во сне: она такая маленькая–маленькая, вся в черном, издалека подходит и говорит: « А ты каждое утро водичку святую пей, и у тебя ничего болеть не будет». И вот с тех пор, слава Богу, больше и не было такой боли.

     Да, бабушка жила, устремляя свои взоры к Господу, Богородице и всеми своими делами, своей помощью, своими советами, призывает  нас грешных, и теперь искать помощи и защиту только у Всевышнего и Матери Божьей, потому что без помощи Божьей мы ничего не можем сделать. И конечно, за нас молится перед Престолом Божьем наша  соотечественница Монахиня Мисаила.

     Я не знаю, сумела ли хоть на какую долю оживить мою дорогую бабушку, но в дальнейшем я хочу рассказать, как помогала мне она на протяжении всей моей порой нелегкой жизни, будто покровом она покрывала меня и многих, взывающих к ней в самые безвыходные минуты жизни».   

  •  Внучка монахини Мисаилы Людмила Матвеевна Соколова 

После окончания курсов метеорологов Рита получила назначение на Камчатку, но денег командировочных не было, пришлось ехать домой. Обратилась к бабушке: « Наверное, меня туда не пошлют». А бабушка ответила: « Нет, твоя дорога ждет тебя, и деньги будут». Вскоре она  получила командировку и уехала в Петропавловск – Камчатский. Благословляя, бабушка ей сказала: « А вернешься ты с Камчатки не одна».  Перед отъездом бабушка взяла икону Божьей Матери «Всех  скорбящих Радость» и дала  ее с собой. Она знала, что меня ждет  скорбь. На Камчатке она серьезно заболела, у неё обнаружили малокровие, врачи поставили на ней крест. Уже не могла видеть, нагнуться – тем более. Уже не думала, что будет жить, легла, перекрестилась и подумала: «Больше не поднимусь.» И снится ей во сне, как будто лежит она около моста и слышит  два голоса:  женский просит с мольбой: «Спаси ее, она такая еще молодая». Передать словами сладость того голоса невозможно, одежда коснулась её волос, и она услышала другой голос, мужской: «Да, будет жить!». Рита выздоровела, как только её легонько коснулось одеяние женщины. Когда она через месяц  пришла в поликлинику, врачи ей сказали: « Произошло чудо». Считаю, что бабушка упросила Божью Матерь, а Она – Господа, и Он даровал мне жизнь.  Вышла замуж, родила сына и дочь. Когда  вернулась,  то семья отнимала у меня много времени, и никак не находилось свободной минуты, чтобы сходить на кладбище. И вижу два сна: первый раз я иду по лугу, а навстречу мне бабушка, проходит, не взглянув на меня, а второй раз я пытаюсь пройти к ней в кухоньку, но люди оттесняют меня. Проснувшись, я поняла, что бабушка зовет меня на кладбище. После этого опять видела ее во сне: она ласково мне улыбалась.

      Во время войны мы с сестрой пошли в лес, топить – то нечем было, набрали хвороста, привезли, ну я и простыла. Зубы стали болеть. С двух сторон – флюс.  День прошел, другой. Я и говорю: «Ой, бабушка, не могу, так  болят зубы!» А она мне: «Деточка, ты помолись Антипе–Угоднику авось и пройдет». Помолилась я, легла спать и вижу сон. Идет ко мне старец в белом, с бородой, - до сих пор его лицо помню. Подходит и говорит: «Ты же не одна, посмотри, сколько…» Поворачивается ко мне боком, и я вижу:  за его спиной и дети, и взрослые, и старики, и все с зубной болью. потом старец провел мне рукой по лицу. От этого прикосновения я вздрогнула и проснулась. Бабушка в это время молилась. Утром зубной боли как не бывало, и после всю жизнь ни разу не было.

      Тамара вспоминает, что наш брат Владимир собрался поступать в институт, летом поехал к бабушке за советом. А бабушка, благословляя его, сказала: « А  поступать в институт я тебе  совета не даю».  Володя был очень огорчен, а мы все удивлены, ведь он был очень способный, необыкновенной души человек. И брат всё-таки поступил. Учился он прекрасно, получил диплом с отличием, получил назначение начальником Новосибирской гидростанции, месяц поработал – армия. Началась война, под Сталинградом он погиб. Ради чего он так провел свои лучшие годы? Днем учился, а вечером работал в столовой счетоводом. В таком тяжелом напряжении, переутомлении, а в результате…

      За сорок четыре года после смерти бабушки я видела ее во сне всего несколько раз. Сны были пророческими. Обо всех писать не буду, хотя они были необыкновенные, но об одном сне или почти видении не написать не могу, так как благодаря нему поняла: роптание на Бога – великий грех, и он легко не прощается. Я была днем очень огорчена, плакала и с упреком обращалась к бабушке: «Бабушка, ты говорила, что Бог есть, но наверное, Его нет». Это было днем в 3 часа 15 минут. Я взглянула сквозь слезы на часы и тут же заснула – и вижу: нахожусь в комнате, в которой умерла бабушка, сижу напротив иконы Божьей Матери «Знамение». Икона Богородицы медленно-медленно поднимается кверху, а под иконой появляются святые – их было трое – и в центре стояла моя бабушка. Я поняла, как на том свете будут общаться люди. Она смотрела на меня с такой жалостью и недоумением, а я читала ясно ее мысли: «Внучечка, как ты могла такое сказать, даже так подумать, ведь тебе я духовно дала больше всех?! Я тебя прощаю, но мне тебя жалко». Все трое исчезают, икона Божьей Матери возвращается на свое место. Открываю глаза: на часах 3 часа 15 минут. Видение было менее минуты. Но за свой ропот я понесла впоследствии немалое наказание. Остальные сны были тоже вещие, но хватит описания и одного, чтобы мой урок был полезен всем. Не ропщи, за все благодари Бога, ибо Он лучше знает, что тебе нужно. Прости, Господи, мое согрешение!

       Бабушка, прости свою внучку Людмилу!

  •  Случаи чудесной помощи по молитвам монахини Мисаилы из книги Людмилы Соколовой «По молитвам бабушки - молитвенницы земли Курской"

 

    «Всех бабушка радушно принимала, встречала людей, приехавших из города словами: «Птички мои прилетели». Ночью ли, рано ли утром, поздно ли вечером, всех приютит, накормит. Сколько побывало в ее кухоньке людей, сколько было пролито там  слез, сколько утешено сердец и подано надежд. Сколько раз она оказывала незримую помощь людям, Свято-Троицкому монастырю и Глинской пустыни. Особенно во время войны. Многие семьи в Курске выжили только благодаря бабушке. Люди к ней шли, ехали, прилетали из Риги, Ленинграда, Евпатории, Одессы, Москвы, не говоря уже о близлежащих городах. Многие, не имея возможности   приехать, писали письма, и везде был вопрос: «Что делать?» И бабушка вечерами всем аккуратно писала ответ. Секретарем ее была наша мама. Приходили письма на такой адрес: «Курск, матушке Мисаиле» и все. «Курская область, Полевая, матушке», и все доходили. Так велика была ее известность. Присылал письма и  архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) из Симферополя; он прислал бабушке свою фотографию, которая сохранилась до сих пор. Письма хранить не могли, после ответа сжигали. Никогда ничего не просила она у людей, а если получала от одних, то отдавала другим.

Бабушка от Богородицы  получила такие дары: дар прозорливости, дар лечить больных и особенно дорогой – дар совета.

Она видела настоящее посетившего ее человека, предвидела его будущее и на основе этого давала исчерпывающий ответ. В первый день войны мы с мамой приехали к бабушке, и она сразу сказала: «Придет немец в Курск, а Курская область будет границей. Только как придет, так и уйдет». Как не хотелось нам от бабушки это слышать! Но она подтвердила: «Не моя воля, воля Божия».

Немец уже подходил к Сталинграду, уже многие стали сомневаться в победе наших войск. Но бабушка твердо сказала: «От Сталинграда немцы будут бежать». Когда к ней приходил бывший секретарь Бесединского райкома партии, руководивший партизанским движением, она его накормит, обнадежит, скажет, что скоро немцы будут бежать и, благословив  его, направляла в свой партизанский отряд. А после войны он, собрав людей в селе Майково, около школы, говорил: «Подумать только, столетний человек верил и знал,  что немцев побьем». Интересно, за всю войну бабушка не приняла ни плитки шоколада, ни сыра – ничего.

Сколько русских солдат и офицеров посещало бабушку во время войны, всем хотелось узнать о своей судьбе. И она старалась утешить, накормить, дать крестик, благословить, а проводив,  многих тут же оплакивала.  Особенно в  памяти осталась встреча с молоденьким лейтенантом, которого так ласково, с такой любовью старалась накормить, даже сняла свой крестик и благословила этого мальчика. «Бабушка,- говорил он, - я дойду до Германии, найду вашу внучку и женюсь на ней». А, проводив его, бабушка с такой грустью произнесла: «Жить ему осталось меньше суток».

Отец Павел во время войны переправлял партизан с оккупированной территории к своим, но сначала в таких случаях он всегда приходил к бабушке. Она всегда видела исход, и только, получив ее согласие, он переправлял партизан к своим, укладывая их в гробы, как умерших. Впоследствии отца Павла перевели в Москву.

Никогда не забуду, до прихода немцев, в село вошли наши части и предупредили людей, чтобы они оставили село, так как здесь  будет линия фронта. В саду у нас установили тяжелую артиллерию. Я прибежала к бабушке со слезами: «Куда мы пойдем?». А бабушка топит печку и спокойно мне отвечает: «Успокойся, внученька, никуда нам идти не надо, сегодня ночью наши части отступят». Это казалось настолько неправдоподобным, кругом копают,  устанавливают пушки, а бабушка спокойно топит печку. Ночью мы проснулись от   грохота, я думала, что началось сражение, а это отступали наши части. Людской поток нескончаемо лился к бабушкиному домику: из деревень и из города, свои и чужие, старые и молодые. Шли и шли. О не знакомых писать трудно – были и ушли. Совсем другое дело, когда приходили соседи и знакомые из города,  которые потом подтверждали сказанное бабушкой. Молодая односельчанка Ефросинья пришла узнать о муже: «Бабушка, от Петрака (так звали ее мужа) нет писем, погиб, наверное?» Бабушка молится, перебирает четки и затем уверенно говорит: «Жив твой Петрак – ранен в ногу, скоро получишь известие и сам потом будет». Действительно, Ефросинья получила письмо, принесла его бабушке, в нем говорилось, что муж ранен в ногу, лежит в госпитале в Алма-Аты, обещал после выздоровления заехать домой. Прошло некоторое время, женщина опять вечером прибежала к бабушке: «Что-то случилось, наверное нет Петрака и писем нет». Бабушка сидела на своей скамье, я рядом с ней. Горели лампады, такой был мир кругом, и вдруг бабушка, как бы недовольная: «Зачем ты пришла, иди домой». Я подумала, что ей надоели одни и те же вопросы. Женщина молча ушла, но поздно вечером пришла вновь радостная и сообщила, что Петрак ждал ее у порога, пока она была у нас. Мы с сестрой замечали, что бабушка никому не говорила: «Твой сын или муж погиб, но мы хорошо понимали по интонации. Если она говорила: вяло, коротко, будто ей тяжело, говорила: «Бог даст, будет жить, молись», то мы понимали: погиб. Если она отвечала уверенно, иногда описывала мелочи, окружающие данного человека, знали: «Жив!» Часто приходила  еще одна женщина, имени не помню, звали ее Николаевна. Муж ее Клим был на фронте. Приходила она со своей соседкой, бабушка что-то ответила быстро ей, а на вопрос Николаевны о муже долго не отвечала. Все молилась, перебирая четки, как бы всматриваясь в икону Богородицы. И,  наконец, сказала: « Жив  твой Клим, только в очень темном и  тесном месте, но ничего, придет домой и даже подарок тебе принесет». Шли эти женщины домой, а Николаевна думала:

«В темном и тесном месте, наверное, в гробу, не захотела матушка Мисаила меня расстраивать. А вот что за подарок?» Прошло время. Вернулся ее Клим домой. Оказывается, он с частью попал в плен, их немцы загнали в подвал какого-то дома, настолько маленький, что они не могли даже присесть.  Ночью началась бомбежка, угол дома  был разрушен бомбой, все пленные бросились врассыпную. Прошли ночью  линию фронта,  по дороге из плена попался магазин, который разбирали люди, ему достался рулон ситца. Вот и подарок жене. Господи, какими неведомыми путями прошла бабушка с ним этот путь!

Люди, жившие около станции Полевая, старались уехать, куда-нибудь  подальше от станции. Приходит знакомая бабушки, Галина, хочет переехать в другую деревню к родным. А сама уже перевезла часть вещей. Бабушка ей говорит: « Галина, пока не поздно, верни вещи домой в Полевую и оставайся на месте, война – везде война». Женщина  послушала совета, сразу же вернулась домой, а дом, куда она собиралась переехать – сгорел.

В октябре 1997 года у своего друга я встретила бывших коллег. Одна из них, Елена Викторовна, тут же поделилась своими воспоминаниями о своей встрече с нашей бабушкой. Во время войны Елена Викторовна жила с матерью в Курске, а ее тетя, врач, была на фронте. Однажды к ним пришла женщина, якобы по просьбе  ее тети, которая (по словам пришедшей)  попала в плен  и просила передать ей теплое пальто и какие-нибудь продукты. Они не знали,  как  поступить, но женщина сумела их убедить. На другой день Елена Викторовна  с матерью собрали кое–какие вещи и, положив их на саночки, пошли обменивать в деревню. Им посоветовали  зайти к матушке Мисаиле. Она выслушала их и сказала: « Сестра и тетя ваша в центре, скоро получите телеграмму и посылку».  Они хотели чем-то бабушку отблагодарить, но она даже и слушать не захотела. Это было  в начале  зимы 1942-43 г.г., а в феврале Курск был освобожден от немцев, и они получили телеграмму от сестры матери из Москвы (центра) о том, что она работает в госпитале и высылает им посылку.

А сколько приходило к бабушке душевно надломленных войной людей. Среди них была девушка, возвращавшаяся из Германии, которую отец ударил прикладом по руке, чтобы забрать чемодан, не ведая, что это его дочь, и ей ампутировали руку;  и жена полковника, скорбящая о том, что ее муж в Германии отобрал у немецкого ребенка фартучек, в котором осталась надкушенная детскими зубками морковка; и офицер, который в городе Дрездене на трамвайной остановке снял с немки котиковую шубу, и с тех пор ее молчаливый укор преследовал везде; и бывший офицер, которого после боя спас немец, перевязав ему раны и дав ему  выпить из своей фляжки коньяк, а он застрелил этого немца из-за золотых часов, и только  сам поднялся, как  шальной снаряд оторвал ему руку с часами…  и много других.  Все они приходили к  бабушке за помощью, за врачеванием своих душевных недугов. И она молилась за каждого из них.

Был у бабушки и комендант станции Полевая, немецкий офицер. «Бабушка, не бойся. Говори только правду», - обращался через переводчицу немец.  Она ему ответила: «Я никого не боюсь, у меня, кроме Бога, нет другого страха». Он волновался за свою семью в Берлине, но бабушка его успокоила: «Семья твоя жива и никто не погибнет, а вот дом ты строишь в Полевой, напрасно, скоро вы будете бежать отсюда, и пока ты будешь вывозить вещи, твой дом растащат по бревнышку». Офицер не поверил, что будут бежать, а так и было: он вместе с солдатами выносил вещи, а наши люди растаскивали дом. Комендант  даже возмутился: «Русские, что вы делаете? Ведь дом может быть вокзалом, клубом!» Но, увы! Дом растащили.

Я почти всегда на праздники и каникулы приезжала домой: обычно поезд из Харькова на станцию Полевая приходил ночью, а до Муравлево – четыре километра от станции, и я не решалась идти домой одна, заходила ночевать к знакомой Елене Сергеевне. Бабушку она очень любила и часто ее навещала. Жила одна около станции в очень добротном доме, оставленном ей родителями. Дом этот углом вдавался в усадьбу купца Наумова. У него в Полевой сразу за станцией  был дом, мельница, крупорушка. До революции он поставлял в Германию гречку. Ему очень не нравился втиснутый в его усадьбу угол дома Елены Сергеевны, и он предложил ей перенести ее дом в другое место. Она пришла к бабушке со слезами. Та ее успокоила, не волнуйся, твой дом, как стоял, так и стоять будет, а от усадьбы Наумова и камушка не останется. Дом Елены Сергеевны стоит до сих пор, хотя и ее уже нет, а от большой усадьбы Наумова даже камушка не осталось. Сначала революция, а потом война. Мельница, крупорушка, дом – все было взорвано, а люди растащили все, что можно было, все до последнего камушка. И теперь через его бывшую усадьбу проходит дорога и построены магазины.

Всех, кто посещал бабушку, ждал одинаково теплый прием:  нищий ли, колхозник или руководитель предприятия.  Среди гостей бабушки была и жена секретаря обкома, которая всегда приезжала на машине ночью, и никто кроме нас, никогда не знал об этом визите. Мужа ее вызывают в Москву, он боится, это его вызывают, чтобы снять с должности. Но бабушка сказала: «Вернешься с наградой».  Так и было.

И прошлое, и настоящее, и будущее были открыты бабушке до мелочей. Захожу я как–то к ней, никого нет, а бабушка подметает пол. (Она любила, по возможности, чем–нибудь заняться: подмести пол, навести порядок в ящике своего столика, помыть для святой воды бутылочку, передвинуть лестницу в коридоре и самой подняться за травой на чердак. При этом она никому не разрешала помогать ей: « Я сама».) Подметает она как-то пол и горюет: « Ох, жалко рабу Божью». «Какую бабушка?», поинтересовалась я.

«Да вот, несет мне такой большой арбуз, такой тяжелый». Через некоторое время – стук в дверь, и на пороге появилась женщина с огромным арбузом.

Мама собралась печь хлеб и предупредила бабушку, что она рано придет в кухню топить печь. «Что ты, что ты - сказала бабушка, нам уже несут хлеб, а твой, испеченный, зачерствеет».

Пришла к бабушке однажды женщина просить благословения  на замужество дочери. Бабушка сказала: «Повремени. Будет у твоей дочери другая свадьба, и все подружки на ту свадьбу соберутся». Спустя некоторое время дочь этой женщины убило молнией в грозу. Вот и собрались все подружки на похороны, проводить Христову невесту. Это такое чудо, что бабушка увидела молнию, которая была предназначена той девушке.

Как хотела меня бабушка оградить от жизненных невзгод,  не огорчая и не  убивая надежды, что жизнь замужняя мне готовит не розы, а тернии. Трижды бабушка в разное время повторяла: «Хорошая  была бы с тебя монахиня». Я каждый раз удивлялась. Тем более в те времена и церкви закрывались, и монастыри. Да она просто не хотела меня лишать веры в счастливую судьбу.  И жизнь моя открыла мне значение бабушкиных слов.

Я всегда задумывалась, почему бабушка говорила только мне: «А у тебя будет  свой дом и пианино». Да, свой, потому что у остальных сестер были мужья, а у меня, свой дом и пианино.

Мы все, и внучки и родители, никогда не искушали судьбу и не задавали вопросов: что ждет впереди. Мы твердо знали: надо - бабушка скажет сама. Так в 1939 году мы были с Ритой у бабушки, она вечером назвала нас полюбоваться звездным небом, месяцем и яркой звездой. И вдруг она неожиданно на крылечке говорит: «Ты, Рита, будешь по природе кем – то, а ты, Люда,  побываешь и в Крыму, и  Риму». Сначала Рита стала огорчаться: «Нет, бабушка я не хочу быть агрономом». Но бабушка никогда не повторяет и не пытается убеждать. Слово сказано – и оно для каждого – закон. Рита стала синоптиком. Я же бабушке только задала вопрос: «Бабушка, я путешествовать буду?»

 - Нет, внученька, работать!» Вот так! И как же ее пророчество сбылось!

В 1941 году Рита – сестра готовилась в вуз. Перед отъездом в Харьков попросила бабушкиного благословения, и она, благословив, сказала: «Ты не волнуйся, попадешь в вуз. Скоро начнется война, мальчиков призовут в армию, а девочек примут в вуз без экзаменов». Так и было. И стала моя сестра «по природе»  - метеорологом.  Особенно меня удивило, когда после возвращения из Германии, я, по молитвам бабушки, экстерном сдала экзамены на аттестат зрелости и затем сдала экзамены в Харьковский  университет. Сдала на  «4» литературу и русский язык.  Вернулась уверенная, что буду зачислена. Жду телеграммы из Харькова. Сидим  мы утром за столом, завтракаем, а бабушка  вдруг говорит: «Ничего, хоть последнюю, но тебя зачислят». Да, меня зачислили 30 октября, два месяца спустя, после начала занятий. Зачислили без стипендии. Я съездила домой, и перед отъездом в Харьков бабушка меня благословляет, а я прошу у бабушки благословения перейти на заочный факультет, а днем устроиться на работу. Она ответила: «Поезжай спокойно, тебя ждет стипендия». Господи, как тут не удивиться: бабушка из своей кухоньки на расстоянии 220 км от Харькова увидела на столе мою стипендию. Да, она ждала меня в деканате.

Бабушка нас, внучек очень любила, всегда с радостью нас встречала, всегда неохотно провожала в Харьков. Но, к моему удивлению, однажды утром она обращается ко мне: «Хорошо бы, внучка, тебе уехать сегодня». Но в этот день я не успела уехать, а на другой день мы уже с папой по дороге на станцию узнали: ночью сгорел Гуторовский железнодорожный мост. Все поезда стоят. Я опоздала на занятия почти на полторы недели. Вот так ослушаться бабушку.

Тамара, старшая сестра, после окончания института интересовалась у бабушки, не пошлют ли ее в деревню? « Нет, ты будешь работать и не в городе, и не в деревне». В 1949-50 годах город Геническ действительно был, ни городом, ни деревней.

Бабушка хорошо понимала, что к ней приезжали разные люди, и с разной целью, поэтому она была очень осторожна, только очень близким людям она могла сказать:«Скоро Сталин умрет, и  придет русский, но ненадолго, на очень короткий срок». Действительно, Маленкова быстро отстранили от власти.

Я, пережившая ужасы войны на чужбине, как–то в комнате задала бабушке вопрос (обстановка в мире тогда почему – то была очень  неспокойной): «Бабушка, не начнется ли война?» - «Нет, войны не будет, но ляжем спать при одной власти, а встанем при другой».

Как  обидно, что почти все эти чудеса, написанные мною, в основном совершились уже все после войны, а сколько их было  раньше, кто может подсчитать, может быть, некоторые дойдут до нас из воспоминаний ее современников? Дай–то Бог.

А с какими только недугами к ней не приходили: и с сердечными, и с заболеваниями внутренних органов, и бесноватые – все шли. Лечила она, прежде всего, силой Божьей.

Как быстро известие о  ее чудодейственной силе разлеталось по городам и весям! В Харькове  никто из нас никому не рассказывал о бабушке, но не успела она к нам приехать, как ее пригласил полковник милиции к своему шестилетнему сыну, не ходившему с детства. И бабушка вернула здоровье ребенку. Каждый год потом эта семья приезжала в Муравлёво. Мальчик трогательно, сидя на скамеечке обнимал ноги бабушки и с любовью повторял: «Моя бабушка, моя дорогая бабушка!».

Приезжал к нам архитектор из Тулы, не знаю, жив ли он, надеюсь, что - да. Он был очень красив и, возможно какая–то злопамятная женщина решила отомстить ему за неразделенное чувство. Где он только не лечился, пока не узнал  о бабушке. Свою благодарность этот человек выразил на полотне, изобразив бабушку сидящей с четками, и, кроме этого, написал еще один ее портрет. Первое полотно висит  почти на том месте, где сидела бабушка, когда принимала людей, а портрет – в нашей маленькой столовой.  Всем больным она давала святую воду, молилась, использовала и травы. И больным, и бесноватым она клала на голову шапочку, сверху -  камушек (те самые из Иерусалима),  а на камушек – руку и читала молитвы. И почти в самом начале « Да воскреснет Бог». Я сама была свидетельницей  того, как  бабушка лечила бесноватую. Войдя в коридор, я услышала  собачий лай, несшийся из бабушкиной кухни. Я испугалась и ворвалась к ней. И что же?  На табуретке сидит женщина, бледная, пот льется по лицу – и лает. Никогда бы не поверила, если бы не услышала и не увидела сама.  Потом женщина успокоилась, и бабушка положила ее на лежанку отдохнуть. Мне же бабушка сказала: « Внученька, когда я лечу, никогда не заходи сюда, на меня это не действует, а тебе может повредить».

Уже в следующий раз, выйдя в сенцы, я услышала крик: «Бабка, не мучай меня!» Я быстро вышла во двор. Это уже была другая больная.

Своей жизнью и я обязана бабушке. В возрасте 3-4 лет я заболела гнойным плевритом. В Курске в больнице  выкачивали из моих легких гной, но он опять быстро накапливался. В груди моей были не хрипы, а сплошное клокотание. Врач советовал маме положить меня на операцию (удаление части ребер), больше они ничем помочь не могли. Бабушка не разрешила  оперировать, и мама забрала меня из больницы. Бабушка не переставала обо мне молиться. И ей приснился сон: я играю на травке около ее дома, подходит юноша с кисточкой в руке и спрашивает: «Матронушка, отчего ты плачешь?»  - «Внучка моя любимая умирает». – «Подведи ее ко мне». И он нарисовал  мне крестики на левом и правом боку. «Пособоруй ее», - и ушел. В этот же день меня соборовал отец Павел. И произошло чудо: вечером у меня открылась рвота, и весь гной вышел, легкие очистились, и на третий день я попросила есть!

А сколько людей после стресса садились у нее в кухоньке, на табуретке с шапочкой святою на голове и с камушком сверху.  И получали облегчение.

Да, чудные дела Твои, Господи!

Сколько людей приходили к ней за советом! Как это важно в трудную минуту прийти к бабушке  и разрешить свои сомнения.

Длинной цепью выстраивались люди в сенях, за домом. Бабушка спрашивала имя, кратко, точно, спокойно отвечала на все вопросы, никогда не повторялась, потому что прежде чем дать совет, она перебирала четки и, устремив взгляд на икону  Божьей Матери  «Знамение» получала  ответ во время молитвы от Богородицы. А вопросы были разные: о родных, о друзьях, о соседях, о делах, о замужестве или женитьбе. Если бабушка благословляла на брак, то просила: « Пожалуйста, только не в пост. А в пост женишься – счастья тебе не будет». Так и случалось.  Женщин замужних всегда спрашивала, венчаны ли они. И когда слышала отрицательный ответ, сокрушалась: «Ну, какой же он тебе муж… Ты сначала обвенчайся, а потом у тебя все будет хорошо».

Если она считала какое–то дело полезным, она благословляла, а если считала, что делать чего–то не надо, то говорила: « Советы не даю, а воли не отнимаю».

Наша семья жила бабушкиными советами: ни одной поездки, ни одного экзамена не начинали без совета бабушки и ее благословления.

Заключение

На этом мы не завершаем рассказ о чудесах по молитвам к матушке Мисаиле —молитвеннице Курской земли и нашей заступнице перед Господом. Рассказы очевидцев, собранные здесь — лишь малая частица той любви и добра, которые отдавала  матушка людям, к ней приходящим.

  Хочется верить, что все здесь написанное послужит на пользу читателям, поддержит тех, кто стремится служить людям, а кого-то убережет от ошибок или даже падений.
 
Да сохранит Вас милостивый Господь по молитвам матушки Мисаилы!

 

 

Сайт о монахине Мисаиле © 2010-2016