Как священник стал партизаном

В ЭТОМ ГОДУ К ДАТАМ, СВЯЗАННЫМ С ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНОЙ, ДОБАВИЛАСЬ ЕЩЁ ОДНА – 75-ЛЕТИЕ ПАРТИЗАНСКОГО ДВИЖЕНИЯ В КУРСКОЙ ОБЛАСТИ. КСТАТИ, В ОБЛАСТНОМ ЦЕНТРЕ ЖИЛ ПОИСТИНЕ УНИКАЛЬНЫЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ДАННОГО ДВИЖЕНИЯ – СВЯЩЕННИК ПАВЕЛ ГОВОРОВ. ОТЕЦ ПАВЕЛ НЕЗРИМО СВЯЗАН И С КУРСКИМ РАЙОНОМ, ТАК КАК ДРУЖИЛ С КУРСКОЙ СТАРИЦЕЙ МИСАИЛОЙ (ЗОРИНОЙ), ПРОЖИВАВШЕЙ ТОГДА В СЕЛЕ МУРАВЛЁВО.


ЗА СОВЕТОМ – К МАТУШКЕ

– Члены инициативной группы, работающей над изучением фактов жизни курской старицы Мисаилы неоднократно встречали имя отца Павла в воспоминаниях современников, – рассказывает её руководитель иерей Сергей Конорев. Но до некоторого времени мы не знали даже его фамилии. По свидетельству одной из внучек монахини, во время войны он переправлял партизан с оккупированной территории через линию фронта, укладывая их в гробы как умерших. В таких случаях он приходил за советом к матушке Мисаиле, «видевшей» исход дела. Было известно, что в 20-30 годы прошлого века священник служил во Введенском храме г. Курска. Потянув за эту ниточку, члены группы нашли личное дело священника Павла Андреевича Говорова и отчёты уполномоченного Совета по делам Церкви. В первом – была обнаружена вырезка из газеты о награждении медалью «За доблестный труд в ВОВ 1941-1945гг.» за участие в партизанском движении. Во втором – упоминание уполномоченного о подвиге.

ЕЩЁ И РАССКАЗЧИК 

- Дед оправдывал свою фамилию — Говоров — потому что мастерски рассказывал истории, - вспоминает Владимир Мруз - внук протоиерея Павла Говорова. Владимир Владимирович прекрасно помнит своего деда, но о том, что Павел Андреевич «партизанил» в оккупированном Курске, узнал только летом 2017 года, когда прочитал в Интернете статью одной из курских газет о диверсионно-разведывательной группе железнодорожника Павла Бабкина. - И не удивился. Это в духе моего деда, так как он был отчаянно смелым человеком, - подчёркивает Владимир Мруз. - Дед Павел часто рассказывал историю, которая случилась с ним в годы учёбы в Курской духовной семинарии. Павел Андреевич был небольшого роста и худой, поэтому однокашники подтрунивали над ним. Однажды поймали и заявили: «Если не хочешь утонуть в колодце, возьми деревянный револьвер-пугач, ткни им преподавателя ночью в бок, когда тот будет спать, и гаркни: «Кошелёк или жизнь!». И дед сделал это. В колодце деда Павла, конечно, не утопили, но из семинарии чуть не выгнали.

До принятия сана Павел Говоров какое-то время поработал учителем истории и встретил свою судьбу — Елизавету. Бабушка была образованной и мудрой. Как говорил дед, Елизавета Дмитриевна окончила Курскую Мариинскую гимназию, - вспоминает Владимир Владимирович. - У четы родилось пятеро детей: Влад, Вера, Валентина, Константин и Нина — моя мама.

СЛЁЗЫ ПО АРХИЕРЕЯМ

Священник Павел Говоров начал свою службу в храме Иоакима и Анны неподалёку от Коренной пустыни, а с 1917 по 1932 год был настоятелем Введенской церкви Курска. Когда начались репрессии, в августе 1932 года по «Делу ревнителей церкви» отца Павла арестовали. - Деда отправили в мордовские лагеря, где он провёл 5 лет, - продолжает рассказ внук. - Бабушка Лиза, словно предчувствуя такой поворот, ещё до ареста мужа отправила повзрослевших детей к родственникам в другие города - чтобы избежали той же участи. С ней осталась только младшая Нина, с которой Елизавета Дмитриевна уехала в Москву. По словам Владимира Владимировича, в Мордовии Павлу Андреевичу повезло: узнав о том, что он учитель истории, начальник лагеря сделал его репетитором для своих детей, что спасло священнику жизнь и сохранило здоровье. Отец Павел иногда рассказывал, что в лагере было много архиереев (этот сан носят руководители епархий - владыки). Над ними издевались и пытали.- Когда дед начинал рассказывать об архиеереях, то на глаза его наворачивались слёзы, - настолько тяжело давались воспоминания. После возвращения из Мордовии он ещё долго отсылал продукты, одежду и деньги заключённым, - констатирует внук. Когда освободился в 1938 году, в Москву к жене и дочке не поехал — боялся подвергнуть их опасности. Отправился в патриархию, взял направление на служение в одном из подмосковных приходов.

СПАСИТЕ НАС!

В войну супруги Говоровы с младшей дочерью Ниной вернулись в Курск. В 1942 году отца Павла назначили настоятелем Сергиево-Казанского собора. - Когда фашисты оккупировали Курск, к Павлу Говорову пришли евреи, - вспоминает внук. - «Знаем, как немцы поступают с такими, как мы, поэтому хотим принять православие. Может, хоть это нас спасёт», - умоляли они. И отец Павел крестил их, потому что это были умные, интеллигентные и мирные люди: врачи, аптекари, музыканты, учителя. Дед потом доказывал фашистам, что они, также, как и русские, православные христиане, но для немцев это не играло роли — всем прикрепили белые шестиконечные звёзды и увели на расстрел.

ПЛЕННЫЕ ЛЁТЧИКИ

В немецком госпитале фашисты оборудовали палату для раненых русских лётчиков. Представители авиации считались элитой войск. Поэтому, у немцев была практика: сбитых пленных лётчиков подлечивали и отправляли в отдельный лагерь в Германии, где пытались заставить воевать на стороне фашистов. Парней лечили русский врач Евгения Коровина и две медсестры — Зоя Емельянова и Анна Бочарова. Как выяснится позже, медики были членами подпольной группы, которой руководил главный врач госпиталя Козубовский. Практичные немцы не желали кормить пленных, поэтому обеспечивать раненых продуктами заставили местное население, которое собирало кто что мог, а отец Павел привозил всё в госпиталь. Так и произошла встреча лётчиков и священника. 

ПОХИЩЕНИЕ

17 ноября 1942 года группа Павла Бабкина во взаимодействии с подпольной группой врачей и при помощи прибившегося к ним священника устроила побег русским лётчикам из госпиталя. Похищение офицеров было настолько дерзким, что немцы потом ещё долго искали его участников, но так и не нашли. Выкрали капитана Константина Длужицкого, лейтенанта Николая Евграфова, комиссара Павла Бубекова. Врач Евгения Коровина нарочно писала в медкартах военнопленных, что состояние их не улучшается. Как только лётчики почувствовали себя лучше, Зоя Емельянова и Аня Бочарова ночью вывели их из госпиталя и спрятали в Сергиево-Казанском соборе, где отец Павел приготовил для беглецов одежду и продукты в дорогу. Машинист Бабкин устроился в госпиталь вывозить из морга умерших, среди которых были и инфицированные тифом, поэтому Павлу выдали разрешение на вывоз тел в любую точку города и за его пределы. Так как фашисты боялись заразиться тифом, повозку Бабкина никто не обыскивал. Лётчиков вывезли за город, а дальше связная Мария Глушкова пешком проводила их в Фатеж и перепоручила связному из Дмитриевского партизанского отряда. Как вспоминает Мария, путь был нелёгким, пришлось даже через речку Свапу переправляться по пояс в воде. Бежав из плена, капитан Константин Длужицкий продолжил службу и погиб в бою на Курской дуге, является кавалером Ордена Ленина. Второй лётчик — Николай Евграфов совершил ещё 380 вылетов и награждён четырьмя медалями. Николай вернулся с войны. Комиссар Павел Бубеков, пройдя через штрафные батальоны, получив награду за героизм, вернулся в авиацию, погиб в 1944 году. После побега лётчиков члены диверсантской группы «залегли на дно», а отца Павла и вовсе отправили из Курска — в село Глебово Фатежского района.

«НАШЕГО ПОПА НАВЕСТИТЕ...»

Когда в освобождённый город прибыл известный публицист и журналист Илья Эренбург, в Курске все ещё хорошо помнили о громком подвиге подпольщиков, свершившемся пару месяцев назад. Военный журналист в очерке «Новый порядок в Курске», вышедшем в газете «Правда» передаёт слова подпольщика Павла Бабкина: «А вот вы нашего попа навестите, замечательный поп... Священнику Павлу Говорову шестьдесят семь лет. Русский человек, он любит Родину. Он связан с партизанами. Он прятал у себя наших лётчиков, переодевал их, помогал им перебраться через фронт». Чуть позже отец Павел станет героем второй публикации Эренбурга «Верность»: «Кто в Курске работал с партизанами? Учительницы, рабочие, студентки-комсомолки и престарелый священник Павел Говоров, подростки и матери — народ. Они сберегли не только гордость, они сберегли и ту бодрость, которую в старину называли весельем духа»... В октябре 1946 года Павла Говорова наградили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» и присвоили звание партизана. Служение священник-партизан после войны продолжил в Сергиевом-Посаде, а затем перебрался в Москву и служил во Всехсвятском храме на Соколе. Умер Павел Андреевич в июне 1960 года. В Подмосковье остался дом священника. Внук отца Павла — Владимир Мруз — хранит как семейную реликвию части облачения деда, его книги и иконы. Но одну вещь Павла Андреевича — наперстный крест, с которым священник-партизан прошёл мордовские лагеря, Владимир Владимирович подарил в музей Курской битвы поискового отряда «Курган». - В музее есть стенд, посвящённый курским партизанам, где помещена фотография моего деда, - заключает Владимир Мруз. - Несмотря на обстоятельства, из-за которых отец Павел попал в заключение, он всё равно любил людей, свою Родину и делал всё возможное для того, чтобы её спасти.

Надежда ГЛАЗКОВА