Лука Крымский: «Бойцы салютовали мне высоко поднятыми ногами!» (газета Курская Правда)

Курские учёные издали книгу: «Вклад святителя Луки в Великую Победу»

В Курском государственном университете работает научно-образовательная теологическая ассоциация «Научно-исследовательский центр изучения наследия и издания трудов архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого)». Она была создана относительно недавно, но уже есть первый результат работы – вышла в свет книга Владимира Лисичкина «Вклад святителя Луки в Великую Победу».

«В Курской губернии он состоялся как врач…»

Лука Крымский родился в Крыму, в Керчи, и путь свой земной закончил тоже на полуострове. Но его знают по всей России – и в Красноярске, и в Тамбове (в этих городах он руководил госпиталями, параллельно возглавляя архиерейские кафедры), помнят и в Ташкенте, где он был в ссылке.

У курян к святому Луке тоже своё трепетное отношение, недаром ведь в его честь создан в Фатеже женский монастырь. Вот что пишет в статье «К биографии В.Ф. Войно-Ясенецкого: «курский период» жизни святителя Луки» кандидат исторических наук (КГУ) Сергей Логинов: «1905-1908 годы – время его жизни и медицинской деятельности в Курской губернии в качестве земского врача. Этот достаточно короткий жизненный отрезок в его судьбе был очень насыщенным.

В это время будущий архиепископ состоялся как врач и хирург, провёл уникальные операции по новаторской методике, сделал ряд важных публикаций в престижных научных журналах.

Здесь, в Курской губернии, земский доктор впервые стал отцом, снискал любовь и уважение многочисленных пациентов и одновременно вызвал недовольство своей профессиональной деятельностью у местных чиновников».

Поэтому появление Центра изучения наследия и издания трудов архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого) именно в Курске вполне объяснимо. Планы большие – вплоть до издания полного собрания сочинений владыки Луки.

«Предлагаю свою помощь…»

Но вернёмся к книге «Вклад святителя Луки в Великую Победу». Её автор Владимир Александрович Лисичкин – доктор экономических и кандидат философских наук, основатель научной дисциплины «прогностика», но в нашем случае более важно, что он – внучатый племянник святителя Луки, даже родился в ташкентском доме, принадлежащем Валентину Феликсовичу.
«Вклад святителя Луки в Великую Победу» – это не первая его книга о великом родственнике, но ценность данного издания заключается в том, что оно в сжатом виде (всего 128 страниц) позволяет проследить за работой хирурга Войно-Ясенецкого в годы войны.

В 1941 году владыка Лука был в ссылке в Красноярском крае. 22 июня он пришёл к первому секретарю Большемуртинского райкома ВКП(б) Мусальникову и заявил: «Я – русский человек, квалифицированный врач-хирург, могу предложить свои услуги, помощь в лечении раненых солдат и офицеров нашей армии».

Ему пояснили, что это, мол, не в нашей компетенции – пишите в столицу. Лука Феликсович и отбил телеграмму председателю президиума Верховного совета СССР Михаилу Калинину. Далее всё пошло как по маслу: в Большую Мурту прилетел на самолёте главный хирург Красноярского края и забрал Войно-Ясенецкого в Красноярск, где его назначили главным хирургом эвакуационного госпиталя.

Принадлежность к Православной церкви уже не играла отрицательной роли. Скорее наоборот. Как подчёркивает Владимир Лисичкин, в октябре 1941 года в СССР были закрыты все многочисленные антирелигиозные издания.

О красноярском госпитале владыка Лука писал: «В нём я проработал не менее двух лет, и воспоминания об этой работе у меня остались самые радостные. Раненые офицеры и солдаты очень любили меня.

Некоторые из них, безуспешно оперированные в других госпиталях по поводу ранения в больших суставах, излеченные мною, неизменно салютовали мне высоко поднятыми прямыми ногами». А потом было назначение в Тамбов.


Великий хирург в операционной палате

«Перед любой операцией не терялся…»

«Поезд из Красноярска, в котором ехал архиепископ Лука, прибыл в Тамбов 19 февраля 1944 года. С собой Валентин Феликсович привёз несколько чемоданов книг.

Его встречал руководитель тамбовского областного отдела здравоохранения А.С.Гаспарян, так как ему звонил нарком здравоохранения РСФСР А.Ф. Третьяков в начале 1944 года и предупреждал о приезде профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого:

– К вам приедет из Красноярска хирург, профессор, примите, создайте условия. Одновременно он будет служить в церкви архиереем…».

В Тамбовской госпитальной базе (1944-46 годах) на попечении епископа-хирурга находилось более ста госпиталей – от пятисот до тысячи коек в каждом. Он также консультировал больных в хирургических отделениях Советской городской больницы, где и оперировал наиболее тяжёлых больных.

Академик И.А. Кассирский, которого связывали с В.Ф. Войно-Ясенецким многолетние дружеские отношения и совместная работа в Ташкентском университете, очень высоко оценивал хирургическую технику Валентина Феликсовича:
– О его искусстве хирурга ходили легенды. Оперировал он без какой-либо нервозности, чувствовался спокойный, ровный ритм работы. Его пальцы нежно и в то же время властно управляли движением скальпеля в живой ткани. Нас, коллег, поражал широкий диапазон его оперативного умения. Он не терялся ни перед какой новой и случайной операцией, умел сразу находить творческое решение по ходу операции…

В среде медперсонала о нём говорили как о необыкновенном человеке, который сразу мог поставить точный диагноз и определить, стоит ли проводить операцию или нет.

Многие вспоминают, что рядом с ним появлялись ассистирующие врачи, которые критиковали его за то, что негигиенично носить бороду в медицинском учреждении.

О владыке придумывались различные басни, что якобы «профессор Войно-Ясенецкий вообще не дезинфицирует руки перед операцией, а просто, помолясь, моет руки под краном и идет оперировать».

Мало того, на владыку писали доносы, чаще всего – молодые врачи, возмущавшиеся, что архиепископ на своём рабочем месте и в общественных местах появлялся как духовное лицо в соответствующем виде.

Ходили слухи, что «в госпитале №1494 в хирургическом отделении профессор Войно-Ясенецкий повесил икону» и что «профессор-архиепископ перед проведением операции предварительно начинает молиться Богу, становясь на колени…».

Святитель Лука вспоминал:
– Я был назначен в Тамбов, в области которого до революции было сто десять церквей, а я застал только две: в Тамбове и Мичуринске. Около двух лет я совмещал церковное служение с работой в госпиталях для раненых…

При встречах святителя-хирурга с уполномоченным по делам религий владыка держался с достоинством и независимо. Однажды глава епархии присутствовал при рассмотрении уполномоченным ходатайства об открытии церкви в селе Ламки, где храм переоборудовали под районный клуб.

Архиепископ Лука возмутился и резко заявил:

– Клуб нужно закрыть, а здание отдать под церковь, так как церковь важнее клуба…

Привет от Сталина

Отдельная страница военной биографии Войно-Ясенецкого – сбор средств на нужды армии.

Тамбовской епархией под руководством архиепископа Луки внесённый вклад на алтарь Великой Победы только за несколько месяцев 1944 года превысил 250 тысяч рублей.

Эти сбережения были направлены на строительство танковой колонны имени Дмитрия Донского и авиаэскадрильи имени Александра Невского. В Государственном архиве Тамбовской области удалось найти телеграмму И.В. Сталина с благодарностью:

«Прошу передать верующим и духовенству Покровской церкви города Тамбова, собравшим 41 тысячу рублей в Фонд обороны Союза ССР, 50 тысяч рублей на строительство танковой колонны имени Дмитрия Донского и 9600 рублей на подарки раненым бойцам, мой привет и благодарность Красной Армии. И. Сталин».

Книга Владимира Лисичкина «Вклад святителя Луки в Великую Победу» – это рассказ о человеке, который смог совместить в своей жизни высокий уровень патриотизма и активную жизненную позицию без всякого при этом раболепия перед властью. Отличный пример для тех, кто хочет быть полезен своей стране.

Юрий МОРГУНОВ 

газета Курская Правда